Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Среда, 26 июня 2019
11 °C
Доллар 62.52
Евро 71.23

Ирина Ларина: "Если нас не услышат, придется принимать радикальные решения"


На прошлой неделе "Весьма" опубликовал документ - доклад о финансовом состоянии Магаданской областной больницы. В нем сказано, что учреждению не хватает более 300 млн рублей закупку необходимых материалов, уже не проводят некоторые операции и вообще, есть риск прекращения работы больницы. 

После публикации министр здравоохранения Колымы Ирина Ларина заявила "РИА-Новости", что медучреждению будет выделено 100 млн рублей. 

О том, что происходит с нашим здравоохранением, куда все идет и насколько критична ситуация - главный редактор "Весьма" Андрей Гришин узнал в интервью с министром Ириной Лариной. 

Разговор получился непростым. 


О дефиците средств в областной больнице и в других медучреждениях

- Ирина Евгеньевна, когда возник дефицит бюджетных средств для Областной больницы, и почему эта проблема не решалась ранее? 

- Я бы так не ставила вопрос, что дефицит возник неожиданно и проблема не решалась. На сегодняшний день финансирование здравоохранения Магаданской области нисколько не ниже, чем в предыдущие годы. 

И те вопросы, которые мы решаем на протяжении текущего и 2017 годов, связаны с тем, что на первый план вышли вопросы реализации указов президента по выполнению поручений по повышению оплаты труда медработникам. 

Вы в курсе, что уровень оплаты труда в системе здравоохранения, как и в ряде других бюджетных сфер существенно повысился в 4 квартале 2017 года. И с 1 января 2018 года мы вышли на завершающий этап выполнения указов. 

Это первое. Второе, - к сожалению, на сегодняшний день мы вынуждены констатировать, что финансирование в системе здравоохранения, даже несмотря на то, что оно выше, чем в прошлом году, формируется по тем тарифам, которое определило правительство РФ. 

Большая часть наших медучреждений работает в ОМС и финансируется именно территориальным фондом. Формирование бюджета происходит на основе определенных законодательно утвержденных норм. В том числе тех нормативов, которые утверждены для здравоохранения РФ с применением региональных коэффициентов и т.д. 

И сформированный фонд в соответствии с этими нормативами, к сожалению, не покрывает всех наших затрат. Это связано и с тарифами, и с ценами на медикаменты, на ГСМ, на расходные материалы и эпид.режим, на обслуживание т.д., - все, чем живет лечебное учреждение. 

Анализ показывает, что фактические расходы значительно превышают рассчитанный объем финансирования. В этой связи с 2017 года Правительство области и губернатор ведут очень большую работу на уровне Правительства России и министерства здравоохранения РФ, с ФОМС - по решению вопроса о внесении изменения в законодательство по расчету объемов финансирования для таких неординарных субъектов России, как наш. 

Таких субъектов не очень много, порядка пяти. Губернатор Владимир Печеный обратился с письмом к губернаторам этих регионов, чтобы мы как-то совместно решали эти вопросы на уровне федерального правительства. 

Все регионы откликнулись и поддержали инициативу Владимира Петровича. На сегодняшний день эта работа продолжается, и я думаю, что когда завершится формирование Правительства РФ, по этим вопросам начнут принимать какие-то решения. 

Поэтому ситуация по финансированию наших учреждений здравоохранения и в первую очередь областной больницы как ведущего учреждения в системе здравоохранения региона находятся на постоянном контроле. 

Я не соглашусь с вашим выводом о том, что больница на грани остановки, этого не произойдет, и никто этого не допустит, потому что… Да, ситуация сложная, она мониторится, каждый квартал анализируются расходы, и каждый квартал принимаются решения о том, чтобы закрывать самые главные вопросы: медикаменты, расходные материалы и продукты питания, - это помимо заработной платы. 

Поэтому каждый квартал мы знаем, сколько средств нужно предусмотреть для областной больницы, чтобы она работала стабильно. 

- Вы как раз в своем комментарии называете сумму 100 млн рублей, которую обещаете найти для областной больницы. 

- Это на ближайшее время, деньги уже выделены, лимиты доведены и все учреждения, в том числе и областная больница решают вопросы по приобретению необходимых материалов. Всего – 100 млн рублей для областной больницы и 50 млн рублей для остальных учреждений области, у которых тоже есть необходимость закрыть определенные вопросы.

- А откуда область возьмет эти деньги? 

- Эти деньги выделяются из областного бюджета, это не средства обязательного медицинского страхования (ОМС), они не пойдут через эту систему. Там иной порядок расходования средств. Деньги пойдут через нашу региональную программу развития здравоохранения, как целевые средства на приобретение расходных материалов. 

- Как я понимаю, это очень небольшая сумма…

- Понимаете, потребность, хотя можно сказать и дефицит финансовых средств областной больницы – чуть больше 300 млн рублей. Если каждый квартал будут выделяться по 100 млн, то мы все вопросы закрываем. Это если грубо подсчитать. 

- А какова общая нехватка денег для всех медучреждений области? В областной думе 24 апреля была озвучена цифра в 1,5 млрд рублей, заместитель председателя Облдумы Андрей Зыков ее озвучивал. 

- Если сравнивать нормативный бюджет, который нам рассчитан и фактические расходы, то приблизительно мы выходим на сумму 1,2 – 1,5 млрд рублей. 

- А есть у нас в области, какая-то программа софинансирования из бюджета области, чтобы избежать подобных ситуаций? Ведь, насколько я вижу из таблицы, которую мы получили, с 2015 года областная больницы испытывает дефицит средств. К примеру, в 2015 году дефицит – около 79 млн рублей а к 2018 году дефицит уже превышает 300 млн рублей. 

- Я не знаю, какая у вас там таблица, у нас другие параметры.

 Я еще раз говорю, программа обязательного медстрахования, которая лежит в основе финансирования всей нашей системы здравоохранения, на протяжении нескольких лет бездефицитная, если подходить к расчету бюджета здравоохранения в соответствии с теми нормативами, которые существуют. И финансирование осуществляется в полном объеме. 

Федеральный фонд выполняет все свои обязательства, и средства поступают в достаточном количестве. На этот счет вы можете поговорить с руководством нашего фонда ОМС, они вам более детально могут рассказать. И все предыдущие годы наши медучреждения неплохо финансировались, я считаю даже очень неплохо. 

И ситуация, которая сложилась в этом году, связана только с повышением расходов на реализацию указа [президента Путина о повышении зарплат медработникам, - ред.]. А именно в 2017 и 2018 году это потребовало больших расходов на заработную плату, плюс существенно изменились цены и тарифы. 

– Получается, что лечение пациента включает в себя медикаменты, питание, коммуналку, оборудование и оплату труда медработников. При этом зарплаты повысили, а тарифы не были пересмотрены, как раз об этом недавно заявляли в областной Думе. Получается, что зарплата "съедает" весь тариф?

- К сожалению, да. Хотя, вы знаете, в этом году именно федеральный фонд предусмотрел дополнительные финансовые средства на повышение оплаты труда. И я хочу, чтобы вы подчеркнули и не сделали выводы из моего комментария о том, что заработная плата "съела", как вы выразились, наш тариф. 

Существенную роль сыграло повышение всех тарифов на все расходы, в том числе на медикаменты. Мы, конечно, изыскиваем пути, каким образом преодолеть это препятствие.

 Мы в этом году провели в начале года совместные торги на закупках медикаментов и расходных материалов. Что это значит, - если раньше наши медучреждения по отдельности приобретали медикаменты и расходные материалы, то в этом году мы составили объединенную заявку и объявили совместные аукционы. 

Нам удалось закупить медикаментов практически на 40 млн дешевле, чем в предыдущий период. Естественно, участники аукционов заинтересованы в поставках в больших объемах и всегда снижают цены. Поставленные нами цели были достигнуты, и как раз в 3-м квартале эти медикаменты будут поступать в медучреждения, они уже и начали поступать по отдельным позициям. 

Мы контролируем вопрос по медикаментам и расходным материалам и понимаем, что в 3-м квартале у нас будет еще более благоприятная ситуация, поскольку начинаются поставки по совместным торгам. 

Плюс у нас есть областной резерв медикаментов. И если возникают острые вопросы по медикаментам, используются наши резервы. 

- В том документе, который мы получили, есть фраза: "Произведенные закупки не позволяют обеспечить работу операционных блоков, профильных отделений учреждения, лабораторий, уже сегодня ощущается острая нехватка расходных материалов.  В хирургическом отделении прекратились эндоскопические операции по поводу грыж брюшной стенки, эндоскопические аппендэктомии". И так далее. Насколько все плохо?

- Дело в том, что у меня нет данного документа, поэтому я эти факты сейчас никак не могу прокомментировать, поскольку если бы у меня был такой документ, наверное, уже давно мои специалисты выяснили эту ситуацию. 

Но сейчас я не могу прокомментировать. Я общалась с и.о. главного врача областной больницы Анатолием Прохоровым: операции проводятся, материалы приобретаются. Решение о выделении 100 млн рублей принято не сегодня, а около месяца назад, поэтому больница работает с поставщиками. 

У нас у всех учреждений отработан механизм: мы гарантийные письма получаем в случаях острой необходимости и обходимся малыми закупками до объявления большого аукциона, - закон нам это позволяет. Поэтому именно так категорично я пока не готова подтвердить вашу информацию или опровергнуть. 

- Я понимаю, Ирина Евгеньевна. Но мы продолжаем получать информацию из областной больницы. Есть такая: сейчас кардиохирурги оперируют только "экстренников" – людей, которые немедленно нуждаются в стентах. А очередники не могут дождаться операций, потому что стентов нет в достаточном количестве. 

- Ну что значит "экстренников"? У нас острая коронарная патология, возникающая у пациентов, попадающих в это отделение, - это все "острые". Там нет хронических больных. "Неострые" пациенты не поступают в это отделение. Поэтому мне немного непонятен ваш вопрос и ситуация. Если кто-то имел в виду что-то другое, значит, я должна побеседовать с тем, кто что-то хотел сказать. 

- Хорошо. Есть и такая информация: сосудистому центру у нас в этом году было выделено 7 млн рублей. Хотя раньше выделялось по 100 млн. 

- Да, это я прочитала в вашей публикации. Тут интерпретация такая: да, всегда в областной программе эти средства предусматривались в объемах: у нас было и 70 млн, и 100 млн. Мы начинали с таких сумм, когда открывали сосудистый центр в 2010 году. 

Но должна сказать, что в 2010 году, когда по всей стране и у нас в том числе открывались сосудистые центры, мы только начинали работать. И понятно, что нам нужно было наработать определенный опыт, ведь только в процессе работы формируется понимание о фактических потребностях. И поэтому в первый год в нашей программе было предусмотрено порядка 100 млн рублей. 

Потом мы, проанализировав фактическую потребность, вышли на 70 млн, но при этом нужно подчеркнуть, что и жителей на территории области было больше, нежели сегодня. А все наши объемы медпомощи формируются на число проживающего населения. Поэтому объемы и в том числе в сосудистом центре каждый год складываются несколько разные. 

Мы зависим от количества жителей, плюс мы занимаемся и другими видами деятельности, в том числе и вопросами профилактики. Поэтому потребность в фактических средствах меняется. 

Два года назад ситуацию изменилась, потому что на федеральном уровне были приняты изменения в закон об ОМС, в постановление Правительства РФ о программе государственных гарантий. И все эти расходы были включены в тариф и стали финансироваться фондом ОМС. Двойное финансирование не допускается законом, все средства стали поступать из фонда ОМС и включились в тариф, по которому учреждение стало финансироваться. И только в этой связи в нашей программе эти средства были направлены на другие мероприятия. 

О ремонте, диспансере в Дебине и больнице в Омчаке   


- Давайте отойдем от темы областной больницы и поговорим о других медучреждениях области. Вот есть в Магадане 5-я поликлиника, вы знаете, в каком она находится состоянии. В ужасном. Неужели в бюджете нельзя найти 5-10 млн рублей, чтобы отремонтировать стены, коридор и т.д.

- Понимаете, ремонтировать стены и не ремонтировать систему отопления, освещения и т.д… У поликлиники есть проектно-сметная документация, она прошла госэкспертизу. 

Нам никто не позволит так тратить государственные деньги: сначала сделать коридор, а потом начинать менять систему отопления, вентиляции и все остальное. А там стоит именно такая задача. И общая стоимость сметы, если не ошибаюсь, порядка 14-16 млн рублей. 

- Мне кажется, это не очень большая сумма. 

- Это небольшая сумма, но с учетом того, что у нас 36 учреждений, и у всех есть необходимость ремонтов, конечно, потребность в финансах очень большая. Мы это учреждение планируем отремонтировать, они стоят в плане на 2018 год. Все поэтапно будет сделано. Но, к сожалению, все сразу не получается. 

- Не могу не задать вопрос по поводу туберкулезного диспансера в поселке Дебин. Там возникала сложная ситуация, сотрудники возмутились в связи с решением реформировать учреждение. Конечно, вероятно, какая-то реорганизация необходима, наверное, там не так много пациентов. 

Но, тем не менее, и на это ссылаются работники, не вызовет ли идея объединения диспансеров - вспышку туберкулеза в Магадане?

- Каким образом? Начнем с того, что к моему большому сожалению подходы к финансированию строго таковы, каковы они есть в системе здравоохранения. 

Они рассчитываются на число проживающих жителей на территории области. И сегодня стоит вопрос, что в соответствии с такими нормативам, на территории Магаданской области в поселке Дебин должно быть 12 коек. У нас там больше 120. Мы понимаем, что это учреждение сегодня нам нужно. Но 12 коек – это не диспансер. 

Надо искать выход. Мы принимаем решение, что мы сохраняем это учреждение, но в виде филиала областного противотуберкулезного диспансера. На встрече с работниками диспансера 20 марта я все рассказала, и они меня прекрасно поняли, за исключением 3-4 человек, которые категорически не хотят понять, что все эти шаги – для сохранения учреждения. 

Практически в том же составе и структуре, за исключением двух отделений, которые в течение года не работают. Например, в хирургическом отделении за год ни одной операции. Был главный врач, который работал хирургом, но он уехал навсегда, и в течение года операций не было. 

И сотрудники полноценного отделения с полноценным штатом в течение года просто приходят на работу и получают заработную плату. Это неправильно со всех точек зрения. То же касается детского отделения, в котором в течение года лечатся 3-4 ребенка. 

Ну это же тоже неправильно. В нынешней ситуации мы должны понимать, что отделение с круглосуточным постом нерационально. Поэтому было принято решение, что эти условные три-четыре ребенка, которые там находятся в течение года, будут лечиться в магаданском противотуберкулезном диспансере в лучших условиях. 

При этом мы понимаем, что в нашем магаданском противотуберкулезном диспансере достаточно пациентов, которые, получив достаточную и полную хирургическую или терапевтическую помощь, могут получать дальнейшее лечение дома. Но не всех мы можем выписать, у некоторых нет этого дома, либо они одиноко проживающие и не очень социально благополучные. Мы с вами понимаем контингент этих пациентов. 

И их мы не можем отпустить на улицу или выписать в никуда, зная, что человек не будет принимать это лечение, хотя оно и должно происходить. Такие пациенты и будут лечиться в Дебине. Это происходило, происходит, и дальше мы будем просто это более активно использовать. 

- В Дебине будет что-то вроде санатория? 

- Вы знаете, в лечении туберкулеза эта этапность как раз и предусматривается. Мы практически полностью сохраняем диспансер в Дебине, хотя и перепрофилируем его. 

Мы несколько перестроили потоки пациентов. Да мы делаем его филиалом, чтобы не возникало вопросов, "почему у вас там диспансер на 95 коек (ранее было 120), вместо 12 положенных?" 

К нам теперь не возникнет этих вопросов, так как это будет филиал, другого учреждения. Люди меня услышали, они поняли, что это - сохранение учреждения, а не его ликвидация. Но несколько человек считают, что это какой-то шаг к закрытию учреждения. Да никогда в жизни. Это учреждение одно из первых возникло на территории Магаданской области. И мы будем искать все пути, как его сохранять. 

- Вопрос от закрытия к открытию, но в поселке Омчак. Еще в 2012 году губернатор Николай Дудов там обещал открыть терапевтический пункт, теперь тоже самое обещает Владимир Печеный. Как с этими обещаниями обстоят дела? 

- Какой терапевтический пункт? У нас нет такого подразделения в структуре здравоохранения. Там всегда была участковая больница. 

Речь шла тогда не об открытии, а о переводе в новое здание. Мы планируем в следующем году приступить к решению этой задачи. Министерство строительства будет реализовывать мероприятия по возведению модульного здания для нашего учреждение. Действующее здание действительно очень ветхое. 

Что дальше?


- И последний вопрос. Сейчас будут залатаны дыры в бюджете областной больницы и медучреждений области. Но есть ощущение, что это начало большой пропасти, которая разрастается в системе здравоохранения области. Что будет дальше? У вас есть внятный план действий? 

- Вы меня не услышали. 

Я в самом начале вам сказала, что план действий есть, и он реализуется в полном объеме нашим губернатором. 

Ведь только на федеральном уровне можно радикально решить этот вопрос. В противном случае нам все придется привести к нормативам. 

Что это такое? Это укладываться в тот бюджет, который нам прописан в соответствии с действующим законодательством. Это означает, что нам радикальным образом придется изменить свою структуру. 

Например, в Северо-Эвенском национальном округе есть районная больница. Число проживающих жителей в округе – 1980, по данным Росстата. По нормативам 1980 жителей – это одна врачебная амбулатория на весь округ. А у нас там есть: районная больница, фельдшерско-акушерские пункты в поселках, т.е. территория сегодня сохраняет сверхнормативную структуру. 

Они там не должны быть, но они там есть. И это требует сверхнормативного финансирования. Именно это нужно, чтобы сегодня учли при формировании нормативного бюджета. 

Среднеканский район – 2300 жителей, - должна быть врачебная амбулатория на весь округ. Но у нас там районная больница, врачебная амбулатория в поселке Верхний Семчан - все сверхнормативное. 

Понимаете, если какие-то решения не будут предприняты с учетом нашей территориальной особенности, тогда придется принимать радикальные решения. 

Я много лет работаю и знаю, нас услышат. Уже сегодня есть официальный ответ министра здравоохранения России Вероники Ефимовны Скворцовой на наше обращение. Точнее не на наше, а на обращение губернатора, это он обращался. 

Есть ответ о том, что да, нас поняли и при формировании бюджета следующего года это будет учтено, у меня есть официальное письмо. Поэтому я не теряю надежды и даже не сомневаюсь, что будет принято правильное решение. 

- Значит, нам осталось пережить этот год? 

- Да, по большому счету, да.

Беседовал редактор "Весьма" 

Андрей Гришин


Читайте также: 

Загрузка...




Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-455-27-32

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

© AIGER, 2017