В Магадане матери, жены и сестры вернули домой полсотни мобилизованных колымчан. Как у них получилось?


После объявления мобилизации и ее начала в Магаданской области выяснилось, что права большого количества забранных колымчан были нарушены. 

Отправляли людей, которые не подходили по критериям отбора, мужчин с серьезными проблемами здоровья и тех, кто защищен законом (например, студентов, многодетных отцов). 

Вскоре в городе появилось неофициальное объединение жен, матерей, сестер и родственников мобилизованных, которые стали пытаться вернуть своих мужчин. 

На данный момент объединение объявило о возвращение 54 мобилизованных колымчан. И более 200 человек "ведут" и курируют. 

Сама группа получила официальную регистрацию в Минюсте как некоммерческая организация - Комитет солдатских матерей "Забота". 

Что сейчас происходит с комитетом и как помогают мобилизованным магаданцам? - "Весьма" рассказала его основательница Валерия Зевакина. 


Валерия Зевакина, фото из личного архива 

- В Магадане появилось объединение матерей и жён мобилизованных. Это получилось стихийно, но теперь всё официально и вы получили регистрацию как НКО?

- Нас официально зарегистрировали как НКО, полное название: МРОО СППП КСМ "Забота". Цель создания – оказывать в Комитете солдатских матерей социально-правовую поддержку мобилизованным в случае нарушения их прав. 

Также мы помогаем найти юристов, оказать гуманитарную помощь, будем стараться содействовать с муниципальными организациями, с правительством Магаданской области. Будем выходить на военкомат и напрямую работать с ним.

Чтобы не получилось как в сентябре, когда всех скопом начали забирать, и никто даже не прошёл военную комиссию. Просто наштамповали печати на шестые страницы, многих ребят незаконно отправили.

На сегодняшний день мы уже вернули 54 человека. Двое подали в Магадане в суд, и уже идут конкретные разбирательства. Мы будем участвовать в качестве представителей и свидетелей в этих судах.

- По поводу 54-х человек. Это люди, которые уезжали в части?

- Это уже возвращённые в Магадан. Сейчас мы курируем 247 человек. Если считать родственников, получается больше трёх сотен.

Получилось, что призвали и тех ребят, которые учатся очно, и тех, у кого по здоровью колоссальны проблемы. Многодетных отцов забирали. Всем, у кого есть отсрочка по 31-первому федеральному законодательству, статья 18 – мы помогаем.

Но мы никого, скажем так, не "отмазываем". Если человек должен служить и никаких нарушений в плане отправки не было, то мы им не занимаемся. Если же есть нарушения, как, например, в Хабаровске был беспредел. Там листы вырывали из медицинских карт, мы направляли жалобы, и этим делом уже занимается генпрокуратура.

В Уссурийске идут на контакт что военные прокуроры, что воинские части, куда попали наши подопечные. 

Их дальше никуда не отправляют, потому что знают, что идут разбирательства с уполномоченными лицами.

- 247 человек - это те, кто может потенциально вернуться в Магадан?

- Мы по каждому разбираемся, у каждого уникальный случай. Смотрим, кто действительно может вернуться из этого количественного состава, а кто нет. 

Тех, кто не возвращается, мы ведём дальше, когда они попадают на передовую, обеспечиваем им гуманитарную помощь. Для этого привлекаем инвесторов. Недавно разговаривали с Антоном Басанским – он готов оказать содействие.

- В России было несколько случаев, когда люди попадали в военные части, но по убеждениям, они отказывались брать оружие и требовали альтернативную гражданскую службу. Оказываете ли вы помощь в таких случаях?

- Если такие случаи появляются, то мы лично разговариваем с мобилизованными. Дополнительно у нас есть контакты психологической помощи. 

По поводу альтернативной службы, скажу так: в момент мобилизации по законодательству альтернативная гражданская служба не является отсрочкой. 

- Не так давно был суд, как раз связанный с непредоставлением права альтернативной службы и человек проиграл. Но в Конституции право на АГС прописано. 

- Если человек годен во время мобилизации, у него есть военно-учётная специальность, то он пойдёт служить, и об альтернативной службе речи быть не может. 

- Местный военком Евгений Деркач был уволен. На его место прислали из Хабаровска нового военкома, который, вроде, должен был ехать обратно, но потом выяснилось, что он останется в Магадане. Вы наладили работу с местным военкоматом?

- Пока мы не были официальной организацией, нам предлагали пойти в качестве волонтеров. Мы прекрасно понимали, что обычных людей с улицы никто слушать не будет. 

Естественно, мы работу с военкоматом проводили со стороны прокуратуры: подавали коллективные жалобы от имени мобилизованных и от имени их родственников. Ответа от военкомата мы до сих пор не получили, а работы проводились ещё в сентябре.

Сейчас мы будем выходить на более официальный уровень. Стараться встречаться с представителями военкомата и заручиться поддержкой правительства Магаданской области.

- Прямо сейчас мобилизация продолжается?

- Кто говорит, что продолжается, кто говорит, что нет. К сожалению, первоисточника у нас тоже нет. Я думаю, что она продолжается, но не так активно.

- Есть один правовой момент. Несколько глав регионов заявили об окончании мобилизации – Москва, Бурятия, Татарстан, Чечня и в том числе Магаданская область. Но, согласно федеральному закону, объявить о завершении мобилизации может только президент.

- Да, официально отмены мобилизации от президента не было. Поступают какие-то указы от президента каждый день с корректировками. Мы стараемся за этим следить, но чтобы указ о конкретном завершении мобилизации – такого не было.

- Ещё вопрос. У нас была в Магаданской области организация солдатских матерей. Что с ней сейчас? 

- Это было до 2005 года, данная организация давно ликвидирована. Я думаю, что она существовала, пока шла война в Чечне.

По завершении они ретировались, а мы собираемся существовать на постоянной основе: не только в период мобилизации, а и в дальнейшем оказывать консультативную помощь будущим призывникам.

- Вы связывались с Комитетом солдатских матерей России? 

- Конечно связывались, и наши коллеги говорят, что будут оказывать всяческую поддержку. Предлагали нам стать частью комитета союза матерей, но мы пока на такой масштаб не готовы, должны сначала узнать все нюансы.

- Вы находитесь на связи с мобилизованными, в том числе с теми, кто находится на территории военных действий. Знаете, как у них сейчас дела?

- Наши ребята на связь выходят редко. Скажу так: у них медикаментов нет, тёплой одежды, как таковой, нет. 

Питаются очень скудно, грубо говоря, они брошены на произвол, но они держатся. Соответственно, им нужна и гуманитарная поддержка, и поддержка правительства Магаданской области.

Нервничают, по ним это слышно. Выходят буквально на секунду, две и то по мессенджеру. 

Когда выходят на связь – буквально два-три слова говорят, мол «жив, здоров». 

Мы знаем где они территориально находятся, но раскрывать этого не будем, потому что опасно.

- Такой вопрос: зачем вы этим занимаетесь, работой с мобилизованными? 

- На сегодняшний день мир недостаточно совершенен, и когда возникают «такие» проблемы, люди не знают к кому обратиться, и кто им будет помогать.

Мы всё это делаем на благотворительной основе, ни с кого денег не берём, советуем к кому можно обратиться из юристов и психологов, а также к другим лицам, которые могут помочь. Конечно, стараемся привлечь внимание к себе, чтобы нам тоже определённую помощь оказывали.

Наше направление работать с теми, у кого нарушены права. 

Бывает так, что люди не знают к кому можно обратиться. Мы же хотим сплотить людей, потому что в 21-первом веке люди друг другу не доверяют и стараются вести себя обособленно.

Наша организация работает как мост между мобилизованными и их родственниками. Мы должны видеть всю реальную обстановку и соответствующе реагировать.

Нужно, чтобы всё было по закону, чтобы соблюдались все установленные законом нормы, чтобы не подрывался авторитет нашего президента, чтобы не было виноватых лиц из-за плохой организации сборов. Чтобы была защита у людей.

Многие не вернуться – мы должны это осознавать. Многим из ребят даже не дали попрощаться.

- У вас кого-то мобилизовали из родных?

- Моего брата мобилизовали, коллег моих мобилизовали в достаточно большем количестве. Сейчас боремся за них. Некоторые должны быть возвращены по состоянию здоровья.

- Последний вопрос, можете ответить, можете не отвечать. Вы понимаете для чего вообще нужна эта... "специальная военная операция"?

- Я бы хотела не отвечать на этот вопрос.


По просьбе комитета публикуем актуальные номера волонтеров. По ним могут обращаться родные мобилизованных: 

МРОО СППП КСМ “Забота”

  • Сорокина Олеся Эдуардовна +79004107310 (WhatsApp)

  • Иванова Ксения Александровна +79642370770 (WhatsApp), +79140375552 (звонки)

  • Зевакина Валерия Сергеевна (Основатель комитета) +79148612878

  • Кострова Маргарита Валерьевна +79004058072 (WhatsApp)

  • Чураков Иван Александрович +79644555374 (WhatsApp)

  • Электронная почта: ooovkmozabota@bk.ru


Читайте также: 

Почему в Магадане собирают помощь мобилизованным? Что отправляют? В чем идут воевать призванные колымчане? - отвечает Юлия Домрина  


Друзья, подписывайтесь на "Весьма", чтобы быть в курсе событий! 

Телеграм - https://t.me/vesma

Группа "WhatsApp - https://chat.whatsapp.com/9QouujufeJkAfmO2FxTo0G 

Вконтакте: https://vk.com/vesma.today 

Чтобы добавиться, нажмите на нужную ссылку. 

Наш канал в "Яндекс.Дзен"

Подписывайтесь на нас в Google Новостях





Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92


Почта: 

vesmatoday@gmail.com

Яндекс.Метрика

     18+

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Система Orphus Top.Mail.Ru