52-летняя магаданка выжила после тяжелой формы коронавируса. И рассказала, с какими трудностями сталкиваются пациенты ковид-госпиталя

Загрузка...

Жительнице Магадана Светлане Даниловой не повезло заразиться коронавирусом. 13 августа 52-летнюю женщину на «скорой» отвезли в инфекционный госпиталь («Взморье») с 60-процентным поражением легких и в полуобморочном состоянии.

На днях ее отправили домой на долечивание. Придя в себя, Светлана стала искать выход на СМИ, чтобы рассказать о своих впечатлениях от нахождения в госпитале и полученного лечения. 

«Я не равнодушный человек. Мне не все равно, что будет с моими земляками, настоящими и будущими «соратниками» по болезни, и что в целом происходит в областном здравоохранении. Надеюсь, публикация с моих слов поможет исправить ситуацию», - объяснила она журналисту «Весьма».

Ниже приводим рассказ Светланы.


"Впечатление о ковид-госпитале остались самые неблагоприятные. Первое: очень плохое питание. Пища доставляется в отделение с большим опозданием. Завтрак может начаться и в 10 часов, и в 11. 

Естественно, все холодное. Разогреть нет возможности: на все отделение одна древняя микроволновка. Чайников и кулеров нет совсем (Это странно: в прошлом году госпиталю оказывали материальную поддержку магаданские предприниматели, в том числе в большом количестве дарили бытовую технику: чайники, микроволновки, холодильники. Где они? – прим. ред.).

Единственная микроволновая печь стоит в коридоре, и до нее еще нужно дойти, что, поверьте, нереально, когда ты задыхаешься без кислородной маски. От моей палаты до туалета было около 10 шагов, и их я, пока не начала поправляться, преодолевала с огромным трудом. 

Да еще «тара» не позволяла куда-то относить еду: ее подают в одноразовой посуде из самого тонкого пластика. Он гнется, ломается под тяжестью содержимого. Столовые приборы - такие же. 

Пища не только холодная, но и скверно приготовлена. Пример: борщ, в котором плавает майонез, картошка и капуста с мелкими фрагментами морковки. Второе блюдо – все то же самое, только воду убрали и покрошили туда сосиски. 

Каши бывают ничего, съедобные, а бывают «сухие» - без капли масла, хотя легочным больным положен хотя бы кусочек сливочного масла, чтобы легкие раскрывались и откашливалось легче.

Котлета – нечто страшно перекрученное и положенное кусочком. Иногда там пытаются давать печеные яблоки, но это вареные яблоки. 

Утреннюю субстанцию в кружке мы в палате так и не смогли идентифицировать. Но это точно не чай. И оно тоже холодное.

Понимаю, что от больничного питания нельзя требовать многого, и сама по себе я человек не привередливый. Но есть с чем сравнивать: лежала в других отделениях Магаданской областной больницы, там была вполне сносная еда для больных. По крайней мере, она была теплая!

При всем аппетите выздоравливающих такое проглотить могут не все, и с этим, считаю, надо что-то делать. Так относиться к людям, тем более тяжело больным, нельзя.

Второе: собственно лечение. Ничего не скажу: врач ко мне подходила, смотрела, спрашивала про самочувствие. Постоянно измеряли давление, температуру, насыщение крови кислородом. В этом плане претензий нет.

Средний медперсонал, по моему мнению, слабенький, на инъекциях вены «пробивают» порой по два раза за один подход. И наших, магаданских медиков, как я поняла, почти нет, многие приехали из Бурятии, как рассказывали.

От коронавируса лечат стандартным набором препаратов, а вот лекарств на «дополнительные» проблемы пациентов нет вообще никаких. 

Лекарства от хронических недугов – это одно. Я, к примеру, просила родных, чтобы они передали мне препараты от давления, поскольку в госпитале они не предусмотрены. 

Но ведь есть еще и «побочка»! В связи с приемом сильных антибиотиков и гормональных препаратов у людей начинается острейшее расстройство кишечника. А лечить его нечем. Нет даже элементарной смекты или линекса. 

«Хотите, заказывайте родным, а у нас финансирование на эти препараты не выделается», - говорят врачи. Как не выделяется? Что же это за больница тогда?

Ладно еще, если пациент местный и в Магадане у него есть родные, друзья. Но на «Взморье» многие лечатся с трассы, и в городе у них никого. Им-то как быть?

Еще момент: гормоны, которыми лечат коронавирус, у многих поднимают уровень сахара в крови. Да, в отделении подбирают для них препараты, колют инсулин, но при выписке не дают человеку ничего, чтобы продержаться до дома! 

Просила хотя бы с одной дозой шприц дать, чтобы не впасть в кому до того как обращусь за препаратом в поликлинику. Не дали, и я это расцениваю как неоказание медицинской помощи. 

При выписке у меня сахар был 22, дома поднялся до 32. Дочь сбилась с ног в поисках препарата по магаданским аптекам. 3 часа искала. Это нормальная ситуация?

А то, что меня выписали из госпиталя недолеченной, с 20-процентным поражением легких – это нормально? Где, как и чем долечиваться, не понятно. И так ведь со всеми. Госпиталь переполнен, коек для больных не хватает. Почему не увеличивают количество мест?

Не иначе как неоказание медпомощи воспринимаю невозможность вызвать врача на дом из поликлиники, когда болезнь еще не перешла в стадию тяжелой. Об этом говорили все мои соседки по палате.

Я пыталась вызвать врача два дня. Безуспешно. На третий день госпитализировала «скорая помощь», когда все было уже совсем плохо. 

Медики «скорой» молодцы, спасибо им большое, все для меня сделали – укол поставили, на КТ свозили, оттуда позвонили в госпиталь, договорились насчет меня, отвезли. 

Но подозреваю, что со мной все получилось так быстро только потому, что сошлись три фактора: я аллергик, у меня диабет второго типа и два года назад была операция по онкологии. К остальным, судя по рассказам «коллег» из палаты, ехали куда дольше.

Экстренная медслужба перегружена, медики пашут на износ. Понятно, почему – потому что не работает поликлиническое звено. Но так не должно быть! Скольких магаданцев мы потеряли из-за того, что им не оказали медпомощь вовремя, когда болезнь еще не успела запустить необратимые процессы!

Вывод. Лекарственное обеспечение – это вопрос, который можно решить, было бы желание руководства областной больницы и нашего правительства. 

То же самое – с питанием. Разве нельзя сделать так, чтобы пищу ковид-больным, пусть даже самую простую, подавали горячей? Чтобы в постоянном доступе у больных был кипяток? Для них это - жизнь.

Думаю, это не сложно сделать на практике и не слишком затратно по финансам. С каждой смертью область теряет гораздо больше".


«Весьма» отправляет запрос в колымский минздрав с просьбой прокомментировать заявление Светланы Даниловой. 

Обращаемся также к жителям области, которые лечились от коронавируса в инфекционном госпитале, с предложением продолжить тему и поделиться своими наблюдениями и выводами. 


Читайте также: 

"Еле как доползла до кабинета врача": в Магадане в ковидном госпитале умерла женщина. Нам рассказали о ее последних днях


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА "ВЕСЬМА" В WHATSAPP (в группе есть места), В TELEGRAM И В VIBER (НАЖМИТЕ НА СЛОВО, ЧТОБЫ ДОБАВИТЬСЯ)

Наш канал в "Яндекс.Дзен"

Подписывайтесь на нас в Google Новостях





Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92


Почта: 

vesmatoday@gmail.com

Яндекс.Метрика

     18+

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

© AIGER, 2017 

X
Система Orphus Top.Mail.Ru