Якутские журналисты проехали по заброшенной трассе, на которой сломалась машина парней из Магадана

Загрузка...

Журналисты News.Ykt.Ru побывали в селе Томтор Оймяконского района. 

Они проехали по заброшенной трассе, на которую в декабре 2020 года двух 18-летних магаданцев, перегонявших «Тойоту Чайзер» из Якутска в Магадан, направил навигатор Google как по короткому маршруту.

Напомним, один из двоих парней, Сергей Устинов, тогда погиб, второй, Владислав Истомин, получил сильные обморожения. 

У молодых людей сломалась машина – пробило радиатор, они несколько суток ждали помощи на заброшенной тупиковой дороге в 50-градусные морозы.

После происшествия сервис поменял рекомендованный маршрут между городами Якутск и Магадан на более длинный, через Усть-Неру, по ФАД «Колыма». 

Но даже сейчас карты - что Google, что Yandex - все равно «видят» заброшенную трассу как действующую, утверждают якутские журналисты. Правильный путь рисует приложение Maps.me. 

«На съезде с трассы в сторону Томтора никаких дорожных знаков, предупреждающих о том, что дорога замыкается на Оймяконе, нет, - пишет News.Ykt.Ru. - К слову, это единственная дорога, других заездов нет. 

Учитывая, что Полюс холода с каждым годом все больше набирает популярность, туристы могут прокладывать маршрут из Якутска до Оймякона. И Google снова возвращает их на заброшенную трассу».

По словам жителей, раньше все ездили в Магадан через их село, но сама дорога была сложной — крутые спуски, которые не все большегрузы могли преодолеть:

«Там дальше настоящее кладбище машин, сколько народу погибло! Около 20 лет назад отстроили дорогу через Усть-Неру, кладезь золота. Но временами туристы все равно рвутся через нас. Баннер большой поставить бы у нас на съезде. 

Кто ни спрашивает, мы всем говорим: это тупик, дальше нет проезда. Но сами поймите, мы не можем вылавливать каждого проезжающего, спрашивать, куда он едет. Может, в Оймякон и обратно едут в Якутск», - говорят местные жители. 

По их словам, когда парни проезжали через Томтор, они остановились возле магазина и разговорились с одним из местных. Но, как назло, буквально через пару секунд выскочил его начальник: «Поехали-поехали, опаздываем». 

И они не успели толком пообщаться. Возможно, дальнейший разговор спас бы парней от гибели. Но не судьба.

«Из Томтора до Магадана тянут оптоволокно, - продолжают местные жители. - По этой дороге ездит техника, но трасса не предназначена для легковых машин. Мы не понимаем, как парни на низком «Чайзере» смогли преодолеть такой путь». 

Из Томтора дорога в ту сторону ведет только в одно село — Орто-Балаган. После развилки в Орто-Балаган дорога практически не обслуживается, полуразрушенный мост — место отдыха местных и приезжих. Знак «Въезд запрещен» в этом месте появился только после трагедии. 

Чем дальше по трассе, тем меньше видно следов машин, буранов и больше следов животных, отмечают журналисты. Здесь до сих пор стоит заснеженный «Чайзер», прямо перед обрывом дороги. Второго лобового нет, радиатор голый, резина летняя. 

«Этой дорогой не пользуются, разве что изредка кто-нибудь из местных, - пояснил участковый села Томтор Денис Слепцов. - Мы выехали на заброшенную трассу вечером 4 декабря, доехали около двух часов 5-го числа.

 Шел снег, туман, видимость плохая. Увидели машину, подъехали к ней, она вся была запорошена снегом, рядом ни следов, ничего. Я думал: все. 

Зачем-то открыл заднюю дверь с водительской стороны и увидел Истомина. Живой. Спрашиваю: «Второй как?» Он ответил: «Умер». 

Надо поднимать вопрос по дорожным знакам. Может, на съезде из Томтора установить большой баннер, что дорога в село является тупиковой. Чтобы больше не было человеческих жертв», - считает участковый.


Погибший Сергей Устинов (слева) был тихим, домашним мальчиком, у него даже водительских прав не было, он поехал как сопровождающий, за рулем не сидел. 

Когда он спрашивал разрешения у матери съездить за машиной, она не отпустила, но Сергей не послушал — утром ушел в техникум, а ближе к полуночи уже поставил перед фактом, что он находится в Якутске. 

Его сестра ранее рассказывала News.Ykt.Ru, что 28 ноября брат еще раз позвонил маме и сказал, что они выезжают из Якутска. Примерно в 15.40 по магаданскому времени он в последний раз вышел на связь и сказал, что они подъезжают к посту ГАИ примерно возле Усть-Неры. 

Когда через три часа его телефон по-прежнему был недоступен, родственники начали волноваться, но в полиции сказали, что еще рано подавать на поисковые меры: «Может, они где-то отдыхают, гуляют, молодые же...»

18-летний Владислав Истомин (на фото справа) до трагедии учился на механика, но сейчас думает поменять специальность. 

Парня воспитал дедушка, но ему самому сейчас за 70 лет. Владислава в свою семью взяла Татьяна, его тетя. Владислав говорит сухо и кратко: 

«Машину покупал осенью во Владивостоке, на переправах уже начинались сложности, поэтому перегон до дома отложили до зимы. В конце ноября с другом решили ее перегнать в Магадан. 

В Якутске мы заезжали в шиномонтаж, нам говорили, что надо утеплить машину — на двигатель накинули войлок. Лобовое по трассе не затягивало, в машине было тепло. 

Через Google-навигатор выстроили маршрут, он показал через село Томтор. Теперь я знаю, что та трасса была заброшенная, но когда мы выезжали из Томтора через мост, почему-то не возникло ощущения, что по ней не ездят: были видны следы колес, а на дорожные знаки особо внимания не обращали. 

Была сильная метель. Мне потом участковый показывал фотографии моста, местами там досок нет. Я сам не понял, как проехал. 


Когда пробили радиатор, машина встала. Посмотрели по карте: в одну сторону больше 100 километров, в другую — еще больше. В такой мороз мы бы не дошли. Пытались позвонить в Службу спасения, но сеть не ловила. Потом телефоны замерзли. 

Мы решили, что самый лучший вариант — это ждать помощи. Нас должны были начать искать, по пути мы созванивались с родными. Главное - дождаться. 

Сожгли резину, больше ничем не пытались отогреться, у нас не было горелки, спички закончились. Мы сидели в машине несколько дней и ждали помощи. 

Сколько дней, я точно не помню. Мы думали, что нас быстро найдут. Мне жаль, что все так вышло». 


Владиславу Истомину ампутировали кисти рук и ноги до колен. Ему нужны бионические протезы. Сбор объявила на своей странице в инстаграме журналистка из Магадана Оксана Зейферт. 

Необходимая сумма — 6,5 миллиона рублей. Собрано — 2,3 миллиона рублей. 

По словам его тети Татьяны, изначально в Якутске им на руки выдали индивидуальную программу реабилитации, где были прописаны только тяговые и косметические протезы. Они подали жалобу, и бюро пересмотрело свое решение и вписало бионические. 

Но есть загвоздка: пока оформят документы, назначат торги, выберут подрядную организацию, может пройти не месяц и не два, и даже больше. А бионические протезы нужно начать изготавливать уже сейчас, пока мышцы Владислава помнят, как все было. Время играет против молодого парня.   

Желающие оказать молодому парню помощь могут перечислить средства:

Реквизиты: Сбербанк

Получатель: Истомин Владислав Дмитриевич

БИК банка 044442607

Р/с получателя: 408 178 101 3600 55 12 072

Моб. банк +7(914)031-0518

Полная версия статьи: News.Ykt.Ru


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА "ВЕСЬМА" В WHATSAPP (в группе есть места), В TELEGRAM И В VIBER (НАЖМИТЕ НА СЛОВО, ЧТОБЫ ДОБАВИТЬСЯ)

Наш канал в "Яндекс.Дзен"

Подписывайтесь на нас в Google Новостях





Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92


Почта: 

vesmatoday@gmail.com

Яндекс.Метрика

     18+

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

© AIGER, 2017 

X
Система Orphus Top.Mail.Ru