Поддержать
Иван Паникаров

«А судьи кто?» - «Плохой сигнал»? Ответ Ивана Паникарова о "несуществовавшей" Серпантинке - месте массовых расстрелов на Колыме

Загрузка...

Я не сторонник охаивания прошлого страны Советов. Напротив, пытаюсь разобраться в имевшей место трагедии – репрессиях – и рассказываю не только о негативе, но и о славных трудовых и боевых подвигах колымчан. При этом никого не унижаю и не обзываю, в отличие от некоторых нынешних «правдоборцев», стремящихся к славе. 

И многим удаётся прославиться благодаря Интернету, где, как говорится, все, кому не лень, пишут и говорят всё, что захотят, в том числе и ложь. 

На протяжении последних 25-30 лет у нас в России идёт борьба между, так называемыми «сталинистами» и «антисталинистами». И в большинстве случаев их не интересует правда, им нужна «победа», в крайнем случае «успех», любой ценой. 

Примером может послужить передача Егора Иванова.

Упомянутый выше «блогер» является генеральным директором ООО «БЭД-сигнал» во  Владивостоке (создание документальных фильмов и видиороликов для сети интернет на историческую тему).

Его задачаПроведение исследования на тему «Существовала ли в действительности «расстрельная» тюрьма «Серпантинка»? Донесение результатов исследования до интересующихся темой граждан посредством выпуска документального фильма.

Чётко определён и срок выполнения поставленной задачи: 07.02.2020 – 15.03.2020.

И человек делает своё дело абсолютно ничего не исследуя, обращаясь лишь письмами в разного рода инстанции. При этом считает будущий свой фильм «документальным». 

Судя по его передаче про «Серпантинку» в Интернете – он ярый «сталинист», утверждающий, что никаких расстрелов в годы репрессий на Колыме, в частности на «Серпантинке», не было. 

При этом всячески обзывает и унижает всех участников тех событий, т. е. тех, кто прошёл через расстрельную тюрьму. 

И как бы попутно охаивает тех, кто на месте расстрелов установил один из первых в СССР памятников жертвам репрессий, в т. ч. и меня, констатируя, что я не могу «связать два слова».

Действительно, мне трудно общаться официально, так как я заикаюсь. Но в письменном «красноречии» я не уступлю упомянутому «документалисту».

Добавлю, что его поддерживает бывший житель Колымы, которого в Ягодном многие помнят, Александр Артамошин, уехавший в 1990-е годы в США, откуда и шлёт материалы о «Серпантинке» в «Плохой сигнал» под псевдонимом «Александр Зыков». 

Упомянутый выше «видеодокументалист», смачно играет словом «Серпантинка» даже не зная, что оно обозначает, и утверждает, что это официальное название расстрельной тюрьмы, о которой ведёт речь. Да, это название, но не официальное, а народное. 

Под таким названием место расстрелов нигде не фигурирует. А в документах, в которых говорится о расстрелах, это место называют Хатыннах. 

В полутора километрах от посёлка с таким названием в 1938 году действительно производились расстрелы, чему подтверждение – десятки, если не сотни свидетельств тех людей, кто в конце 1930-х гг. отбывал наказание и работал по вольному найму на Колыме. 

Несколько таких людей я разыскал в лихие 1990-е годы. И сегодня в Интернете можно найти множество воспоминаний бывших колымских заключённых, которые в качестве смертников прошли через «Серпантинку». 

Вот пара сносок на Интернет: 

Таратин Илья Фёдорович… https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=author&i=1459

Выгон Михаил Евсеевич… https://shalamov.ru/context/19/7.html  Часть 27 – 28.

Однако автор «Плохого сигнала» не верит рассказам этих людей… 

Кроме рассказов свидетелей и очевидцев есть и официальное доказательство: бумага из КГБ, датированная 1990-м годом, полученная дочерью одного из расстрелянных на Хатыннахе, приславшая мне сведения о своём отце (копии двух следственных дел и фото, письма её переписки с официальными органами). 

Какое ещё нужно доказательство – сотни человеческих показаний и официальная бумага из КГБ?

Ан, нет, Егор Иванов, как, впрочем и Александр Артамошин, считает, что нужно было делать раскопки, искать кости и черепа, считать их… 

Так пусть приезжают на Колыму… В своё время, лет 20 назад, мне удалось сделать некоторые снимки с… костями и черепами. 

Кроме того, у меня сотни пуль – однозначно чьи-то смерти, найденные в долине речки Хатыннах, куда вешними и дождевыми водами сносились кости и пули. А найдены они горняками в ходе промывки золотоносных песков. Такие артефакты можно найти и сегодня. 

В своей передаче он рапортует, что, мол, обращался в Магаданский краеведческий музей и ему не ответили. И что из этого? Почему музей должен ему отвечать? Мог бы и мне написать, коль склоняет меня как лжеца. Наверное, счёл мою персону низшего ранга…  

Прослушав его передачу о «Серпантинке», я написал ему, что располагаю сведениями о расстрелах, на что он незамедлительно ответил, мол, присылай, я расскажу. Но я не считаю нужным общаться с этим «историком», ибо он не признает свои ошибки и будет всячески стараться выкарабкаться из этой ситуации… 

После того, как Магаданский областной музей «отшил» его, а я написал, что имею сведения о расстрелах, он решил обратиться в УВД по Магаданской области с просьбой сообщить сведения о «Серпантинке». Но никакого ответа не получил, хотя в передачах вещает, что ни музей, ни архив, ни УВД не слышали и ничего не знают о расстрелах. 

В очередной передаче, после того, как я ответил, что имею письменное подтверждение о расстрелах, он выпустил статью, выдержку из которой я привожу ниже: «Будем держать вас (имеет в виду читателей. И.П.) в курсе данных о расстрельной тюрьме «Серпантинка», где «были уничтожены десятки тысяч советских граждан». 

Если, конечно, Иван Александрович (Паникаров) выйдет на связь. Ведь в конечном итоге всё сошлось на нём. Ни музеи, ни МВД, ни архивы – никто ничего не знает о «Серпантинке», знает только он…» 

Возникает вопрос к Егору Иванову: почему в ФСБ не обратился? Хотя и там сегодня могут сказать, что «нет никаких сведений». А вот в лихие 1990-е гг. КГБ, предшественник упомянутой службы, отвечал на подобные вопросы. 

Такой ответ (копия, естественно) есть и у меня – дочь погибшего на Колыме обратилась в этот орган и получила  ответ, который я привожу ниже в виде фото (есть и второй экземпляр этого письма, отпечатанный на машинке… В 1990 г. компьютеров у нас ещё не было).

Или этого документа мало? 

Ну и немного об Александре Артамошине, печатающемся в «Плохом сигнале» под фамилией Александр Зыков. В начале 1990-х годов он уехал из Ягодного в США, где и здравствует ныне. 

Он пишет, что исследовал долину «буквально на следующий день» после открытия памятника. Интересно, а почему меня не пригласил, ведь я один из инициаторов установки памятника. Странно. По большому счёту я этому «исследованию» не верю. 

Да и какое могло быть исследование? Представьте себе узкий распадок, заросший кустарником, стлаником, лиственницей. И тут тебе два-три «исследователя», как пишет Александр, со «стальными штырями-шупами, чтобы можно было тыкать в места предполагаемых захоронений…» Абсолютный бред… 

Егор Иванов и Александр Артамошин вместе дают оценку тому, чего не знают. И никого не боятся, так как за ложь у нас никакой ответственности нет. А жаль. 

К сожалению, в стороне остаются и официальные правозащитные структуры и власть. Им как будто нет дела до прошлого – мол, ищите сами, скандальте, договаривайтесь, а мы будем смотреть, кто победит…  

Иван Паникаров, председатель общества 

«Поиск незаконно репрессированных»,

пос. Ягодное, Магаданская обл.





Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-455-27-32

Почта: 

vesmatoday@gmail.com

Яндекс.Метрика

18+

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

© AIGER, 2017 

Система Orphus