Политологи: Путин не станет подавлять мирные протесты в Белоруссии


фото: ТАСС

Президент Белоруссии Александр Лукашенко сейчас взывает к союзническим обязательствам России сразу по двум соглашениям, в которых участвуют Москва и Минск. Это Договор о Союзном государстве (статья 7 обязывает защищает общие границы) и Договор о коллективной безопасности (по статье 4 договора на помощь Белоруссии должны прийти не только Россия, но и Армения, Казахстан, Киргизия и Таджикистан), пишет издание Znak.

Лукашенко уже добился того, что Кремль подтвердил готовность «оказать необходимое содействие в разрешении возникших проблем». И даже признал «оказываемое на республику давление извне», хотя ни Лукашенко, ни Кремль не конкретизируют, против кого они готовы вместе обороняться. Действительно ли Москва готова вмешаться, рассуждают эксперты.

Лукашенко проиграл — даже если пока он не готов уйти. Поражение делает его еще опаснее: у него не осталось поля маневра ни в самой Беларуси, ни в отношениях с Западом. Ему некуда отступать, а впереди только пропасть! Осталось надеяться на Россию, которая может бросить ему спасательный круг либо утопить.

Но зачем Лукашенко Москве? 

Во-первых, финансирование его режима — бремя для российского бюджета. 

Во-вторых, поддерживая узурпатора, Москва вряд ли укрепит в Беларуси пророссийские настроения. 

В-третьих, спасение Лукашенко подрывает шансы Путина нормализовать отношения с Западом. 

В-четвертых, с идеей Союзного государства придется распрощаться. Кремль вряд ли рискнет иметь в рамках одного государства население, которое лезет под пули. Да и как теперь белорусов загонишь в стойло?! Лукашенко отныне не сможет удержать стабильность в своей стране. Москва получает под боком пороховую бочку.

 Кремль должен думать, как себя вести с человеком, укравшим власть и позволяющим себе кусать кремлевскую руку. Ослабевший и озверевший Лукашенко, потерявший поддержку народа, для Москвы — головная боль.

Лукашенко пытается втянуть Путина в свое спасение по формуле: «Свергнут меня, ты следующий». Поминает «Открытую Россию» Навального, чтоб сразу все враги вместе, Прибалтику, Польшу и даже Чехию. Но Путин не обязательно видит это так. За время его правления протестующие свергли как минимум шесть глав постсоветских государств, и только одному, Януковичу, он более-менее всерьез и то не в полную силу пытался помочь. А так их свергли, а он есть, значит, сами дураки.

С другой стороны, он, конечно, напряженно думает. 

Столько вложив в Украину, так запросто, на пустом месте, мирно-весело, потерять Беларусь он боится. Это ж быть новым Горбачевым и Ельциным-два. История, сам себе и потомки не простят.

Единственное что может его всерьез разозлить, это карикатуры на него же, антироссийские лозунги и выпады, какие-нибудь условные натовские флаги, но этого нет, и разозлиться пока не получается. И граждане по той же причине не злы на белорусов. А если граждане не злы, то нет и спроса на наказание. Туча только собирается на далеком горизонте, но может и рассеяться не собравшись.

Оценивая будущие действия Путина, надо понимать, что он не хочет стать человеком, который развалил союз. Да рыхлый, да противоречивый, но союз. А вот спасение союза, да еще в более тесной форме, могло бы стать его лебединым подвигом перед уходом. 

Все равно же уходить, а преемнику по новости, глядишь, спишут грехи предшественника. Поэтому он будет смотреть, что прочнее держит этот союз — режим или народ. Если решит, что народ, оставит Лукашенко без серьезной помощи. Если решит, что режим, пойдет спасать режим.

Владимир Путин вполне может верить в то, что уход Александра Лукашенко и приход некоторых прозападных политиков действительно может привести к приходу Североатлантического альянса на белорусскую землю. Что для Российской Федерации и для Кремля, конечно, важно. Те представители окружения президента Путина, которые считают, что угроза натофикации Беларуси в случае падения Лукашенко реальна, конечно, будут подталкивать Владимира Путина к возможности силового участия.

К этой возможности будет подталкивать и уже подталкивает Владимира Путина и сам все еще президент Беларуси Александр Григорьевич Лукашенко, который официально заявил, что видит элементы внешнего вмешательства в ситуацию в стране. 

По его мнению, те, кто агитирует людей выйти на улицу, работают профессионально — постановочные кадры, фейки. «Нас убаюкивать не надо мирными акциями и демонстрациями. Мы видим, что происходит в глубине. И потом, мы же читали методички цветных революций», — сказал он.

Лукашенко публично выразил уверенность, что против Беларуси разворачивается агрессия по сценарию. 

Поэтому ему необходимо связаться с Путиным, так как «сегодня защита Беларуси — это не меньше, чем защита всего нашего пространства союзного государства и пример другим». После чего сегодня, в субботу, телефонный разговор господ Путина и Лукашенко состоялся.

Обсуждалась ли возможность использования российских войск (в частности сил специальных операций) на территории республики, неясно. Впрочем, по некоторым данным, силы специальных операций морально готовы к тому, чтобы как-то принять участие в судьбе Республики Беларусь. 

Хотя я лично не верю в то, что это случится. Впрочем, я так же не верил, что это случится в Крыму в 2014 году, и тогда жестоко ошибся. Сейчас ошибиться я бы не хотел.

У Путина сейчас дилемма. Войска ОДКБ послать? Значит, нужна провокация какой-то внешней угрозы. 

Видимо, приближенный российский олигарх должен найти какой-нибудь батальон НАТО и взятку ему заплатить, с тем чтобы они сымитировали вторжение в Белоруссию. Это будет поводом, чтобы ОДКБ собралась и сказала: по нашему договору в случае внешнего вторжения мы должны защитить. 

Это единственный случай. Без этого войск ОДКБ там быть не должно. Ну и вообще, если у нас Союзное государство, как армия может пойти против народа этого государства? Я считаю, что это против закона, это невозможно.

Остается Росгвардия, которая, собственно, натаскана на то, чтобы народ разгонять. Но это тоже очень серьезное политическое решение. 

Вписываться за Лукашенко, который, как мы видим, такой неблагодарный, вероломный в отношении России, всю предвыборную кампанию построил на том, что Россия чуть ли не хуже, чем весь Запад, вмешивается в дела Белоруссии и хочет поставить на колени… Конечно, такому человеку доверия нет. 

А репутационный ущерб от того, что наши росгвардцейцы будут молотить этих смелых белорусов, которые выходят на площади, может привести к деградации доверия к нашей власти ниже любых допустимых пределов. 

Поэтому я не думаю, что это решение будет принято. Я бы ожидал, скорее, может быть, другого — что Путин позвонил бы и, используя свой авторитет, сказал: «Саш, давай отойди. Выпусти Бабарико и Тихановского, проведем сейчас выборы, с нашими и западными наблюдателями. И кто будет, тот и будет. Ты не принимай грех на душу по отношению к твоему народу». 

Вот это было бы самое умное, с моей точки зрения. Мы видели, с каким отрывом Бабарико должен был победить. Если его сейчас выпускают, то на новых выборах он, скорее всего, победит. 

За Бабарико не замечено ни одного антироссийского высказывания. Это будет просто другой тип руководства в республике, более сбалансированный, более современный, а с другой стороны — без антироссийского контента, чего опасаются в Москве.

Россия и Беларусь связаны Договором о создании Союзного государства. Обеспечение безопасности указано одной из целей создания союза. При этом никакие полномочия и процедуры по использованию правоохранительных и иных силовых органов государства-партнера Договором не определены. Союзное государство не предусматривает полномочий по использованию силы.

РФ и РБ также входят в состав Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Это некий антипод НАТО на постсоветском пространстве. В нее, кроме упомянутых, входят Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Армения. Путин в 2017 году заявлял о готовности противодействовать «цветным революциям» в странах ОДКБ. 

Договор содержит положение, что «в случае возникновения угрозы безопасности, стабильности одного или нескольких государств-участников государства-участники вырабатывают и принимают меры по оказанию помощи таким государствам-участникам в целях устранения возникшей угрозы». Принятию таких мер предшествует приведение в действие механизма совместных консультаций.

Звонки Лукашенко Путину с просьбой о помощи — это именно такой механизм. 

Однако при любом применении коллективных сил на региональном уровне нужно поставить в известность Совет Безопасности ООН, так как к нему отнесена исключительная компетенция по поддержанию мира и безопасности. Даже если Россия как постоянный член СБ ООН не уведомит (что вряд ли), чрезвычайное заседание может инициировать любой иной член Совета. В отсутствие поддержки силовых действий на уровне ООН операция ОДКБ рискует оказаться вне правового поля.

Кроме того, решение об использовании сил и средств ОДКБ принимается главами государств-участников. Склонить глав Кыргызстана, Казахстана и Армении к созданию прецедента введения российских войск в страну ОДКБ будет непросто.

В соответствии с положениями Военной доктрины России, Российская Федерация считает правомерным применение Вооруженных сил и других войск для поддержания (восстановления) мира по решению Совета Безопасности ООН, других структур коллективной безопасности.

Решение об использовании вооруженных сил РФ за пределами РФ принимает Совет Федерации по обращению президента РФ (так было с аннексией Крыма). Собственно, именно эта сложная формальная и прозрачная процедура, схожая с актом объявления войны, и привела к широкой практике использования российскими властями за рубежом так называемых частных военных компаний, именуемых в СМИ боевиками и наемниками. Для них специальных решений парламента не требуется.

К слову, Закон о войсках национальной гвардии не запрещает использование Росгвардии за пределами РФ. Наоборот, он содержит пространные формулировки, например, «иные задачи на войска национальной гвардии могут быть возложены решениями Президента РФ». Кроме того, на Росгвардию может быть возложена задача оказания содействия пограничным органам ФСБ в охране госграницы.

Таким образом, юридически при соблюдении процедуры препятствий для вовлечения российских силовиков в подавление беспорядков в Беларуси нет. Обязательным основанием при этом служит приглашение от белорусских властей. Более того, взаимного согласия достаточно. Именно таким способом легитимировано присутствие российский военных в Сирии.

Проблема только в том, что никаких беспорядков в Беларуси нет. Вне зависимости от оценки итогов выборов Лукашенко де-юре всё еще действующий глава государства и вправе исполнять полномочия. Ограничения применения российских силовиков лежат, главным образом, в политической плоскости.


Читайте актуальные новости "Весьма" где удобно:

Группа в WhatsApp

Телеграм-канал

Группа в Viber

Подписывайтесь на нас в Google Новостях

Яндекс.Дзен





Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92


Почта: 

vesmatoday@gmail.com

Яндекс.Метрика

     18+

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Система Orphus Top.Mail.Ru