Разговор. Петр Голубовский: В чем уникальность Магадана? Где здесь отдохнуть? И что за "Нагаевская миля?


Петр Голубовский

Директор по развитию компаний «Тихрыбком» и «Маг-Си Интернешнл» Петр Голубовский дал интересное интервью газете "Вечерний Магадан".

В нем он рассказал, как видит будущее благоустройство города, а также о том, как развить горнолыжный спорт и туризм на Колыме. 


– Границы закрыты, многие отказались и от поездок по России. Остается территория региона. Где можно отдохнуть у нас, в Магадане?

– Более 20 лет по утрам я гуляю по Нагаевскому пляжу. Во время этих прогулок я сделал немало климатологических и географических открытий. Ветра у нас северные и северо-восточные. После обеда Нагаевский пляж представляет собой самое теплое место в Магадане, потому что бухта освещается с юга – юго-запада, а от ветров он закрыт высоким берегом. 

Солнца у нас не так мало – количество солнечных часов в году чуть ли не как в Сочи. В январе в городе может быть 20 – 25 с пронизывающим ветром, а на побережье буквально 10 – 12 градусов, потому что солнце светит напрямую и нет ветровой нагрузки.

15 лет мы развиваем горнолыжный комплекс «Снегорка». Лет 10 – 12 назад сюда приезжал гуру мирового канатнодорожного строения Артур Доппельмайер, чья фирма – это половина мирового рынка канатных дорог. Это историческая личность, ему на тот момент было 84 года. 

Он подарил мне такую фразу: «прежде чем делать бизнес, надо думать, как им будут пользоваться женщины». Мудрейшая мысль, потому что, если женщина будет пользоваться подъемником, стулом, машиной, значит, и ребенок будет рядом с ней, и ее мужчина, и подруги. Так вот, с точки зрения эксплуатации пляжа лучшего места для прогулки женщины с ребенком в Магадане однозначно нет. Это место еще недораскрыто, не на слуху.

Хорошо, что открыли парк «Маяк», там освоили 180 миллионов рублей, получив их из разных источников, – я рад, что на территорию пришли деньги. 

Хорошо, что делают сквер «Морской», великолепно, что они будут совмещаться, но и парк, и сквер располагаются по морской стороне, где летом туман ползет вдоль морпорта, а марчеканская сторона солнечная. 

Помимо этого, наличие длинного незастроенного берегового пространства – это величайшее конкурентное преимущество любого города. Россия, по большому счету, не морская страна. Из областных центров море есть только в Санкт-Петербурге, Мурманске, на Камчатке, во Владивостоке и Магадане. 

Поэтому иметь такую шикарную рекреационную зону и не использовать ее – это как-то не «по-хозяйски».

– Возможно, ее не используют из-за того, что она не благоустроена? Не каждый может прыгать по камням.

– Да, одна из больших проблем нагаевского пляжа в том, что женщине с коляской к нему не выйти просто физически. От ГИМСа до песчано-галечного места, по которому можно идти с коляской, существует «полоса препятствий» в виде крупнообломочных камней, протяженностью около 100 метров. 

Спуститься с коляской по лестнице на смотровой площадке тоже невозможно. Недавно у ООО «Маг-Си Интернешнл», где я являюсь директором по развитию, была необходимость в технологических целях переместить некоторое количество грунта. 

Мы приняли решение и использовали его на пляже – отсыпали большую часть (из этих 100 метров, метров 80), и сделали дорогу. Просто отсыпали, разровняли, и теперь я каждое утро иду по ровному месту и понимаю, что сделал хорошее дело. Теперь желающие гулять по пляжу в малую воду могут спокойно пройти, не ломая ног, спуститься на пляж и пойти по прямой.

Нужно продолжать благоустраивать этот пляж. Его длина составляет около 1 800 метров, по-морскому это миля. Мы общались с мэром Магадана Юрием Гришаном, ему очень понравилось название «Нагаевская миля». Мерить милями на берегу – логично. Можно ставить столбики по кабельтову (это 1/10 мили), то есть через 182 метра, чтобы легче ориентироваться на побережье.

Два года назад мэрия пыталась заняться благоустройством пляжа – они устанавливали антивандальные скамейки. Но это нужно делать на регулярной основе, как это делается сейчас около косатки в сквере «Морском». Там стоят большие бревна, которые трудно унести или побить. 

Люди самостоятельно сделали качели, которые периодически ломают вандалы, но тем не менее они там стоят. 

Еще раньше убрали стоки с бухты – это замечательно. Сейчас ремонтируют причал, который хотят соединить с парком «Маяк», и уже получится уникальная «Нагаевская миля», и плюс расстояние аж до сквера «Морской»  – там есть даже еще перспектива немножко нарастить прогулочную зону. Какой город может похвастаться таким богатством?

С гидрогеологической точки зрения мы живем в очень интересном месте по сравнению с тем же Владивостоком или Петропавловском-Камчатским. У нас большие приливы-отливы, разница достигает 5 метров. 

Поэтому, если мы говорим о минимальном благоустройстве, которое могло бы помочь в эксплуатации пляжа, в первую очередь нужно сделать информационные стенды с информацией о большой и малой воде, и на берегу можно поставить мерные столбики, показывающие высоту приливов.

Я лично, будучи директором и основателем фирмы «Адмирал-Тур», более 10 лет спонсировал программу летних экологических отрядов. Дети, которые там были, убирали пляж. Они были заняты, получали какие-то деньги и экологическое образование. 

Они видели, что взрослые дяди мусорили, а им приходилось убирать. Это воспитывало правильное отношение к жизни, миру, городу, к себе.

Фото: Сергей Голубев

– Почему такой проект до сих пор не был реализован? Ведь побережье – действительно популярное место для прогулок.

– Проблема этого проекта в том, что он малозатратный. У нас проще найти 100 – 800 миллионов с помощью грантов или конкурсов. Но этот проект не стоит даже одного миллиона. 

Он стоит только общественного внимания и понимания, что это просто дар божий Магадану, и его нужно поддерживать. Один час работы бульдозера – это 5 тысяч рублей. Зимой, когда торосы успокаиваются (примерно в декабре), раз в месяц бульдозер должен проходить по пляжу. Это обойдется в 10 тысяч рублей. 

Не долларов, не ежедневно – 10 тысяч в месяц. И город получит ровную дорожку. Можно рядом сделать лыжню, можно ходить с колясками, кататься на санях. Такой протяженной, безветренной, ровной, инсолируемой площадки нет ни во Владивостоке, ни на Камчатке. 

А остальные нам вообще не конкуренты, потому что это и арт-объект, и релаксационный, и оздоровительный, и туристический объект. Это созданный природой, благодаря такому рельефу не застроенный, абсолютно чистый пляж, свободный от технологических построек. 

Осталось только навести порядок «в мозгах» у тех, от кого зависит принятие решений. Возможно, это выделение проекта в какую-то отдельную программу. 

Можно подключить сюда и горожан – провести конкурс на лучшую скамейку, и поставить в план работы КЗХ или какого-то муниципального предприятия, чтобы оно раз в неделю занималось уборкой мусора и урн. 

Это первый шаг. Второй шаг – это освещение, потому что в осеннее-зимний период у нас темно. В XXI веке эта проблема решаема, можно установить автономное диодное освещение, которое потребляет мало электричества. Еще проще решается проблема с биотуалетами, которые там просто необходимы. Их можно установить в начале пляжа. Мы сделали основную финансо- и материалозатратную часть дела, а дальше нужно только всколыхнуть общественное мнение чтобы разбудить фантазию.

– Можно использовать побережье и в качестве просветительского объекта.

– Многие магаданцы, к сожалению, плохо знают свой город. Я знаком с людьми, которые прожили тут по 30 – 40 лет, и ни разу не были на Корейском ключе, который находится в двух километрах от города. 

И только перед отъездом они впервые в жизни выходят туда и буквально кричат от восторга, прожив здесь с 60-х годов и никогда не видев этой красоты, просто некому было взять за руку, провести по тропинке и показать это море, тайгу, березы. Не все люди даже знают, что у нас в море есть медузы, ведь в наших школах нет краеведения.

Я бы ввел обязательный, хотя бы 50-часовой, курс истории края, географии для приезжих специалистов. 

Это нужно чтобы человек знал, куда он приехал, какие тут до него были подвиги и ошибки. Ему элементарно бы посмотреть окрестности города, буквально 2 – 3 похода, чтобы он понимал, с чем столкнулся, можно ли привезти сюда свою семью и так далее. Люди уезжают, а у вновь прибывших нет времени и сил, чтобы просто оглянуться и посмотреть, в каком прекрасном месте они находятся.

 И проект «Нагаевская миля» мог бы быть первым шагом, потому что вдоль всей этой полосы можно было бы делать и образовательные стенды, и экскурсии детям, начиная с детсадовского возраста, для школьников, Детского экологического центра. 

Чтобы люди могли понять, что мы обладаем таким ценным ресурсом.

Я сторонник теории малых дел: есть возможность поднять мусор – я подниму мусор на берегу. Везут мимо грунт – я могу подсказать, что можно его применить здесь, чтобы люди не ломали ноги. Есть у кого-то возможность сделать деревянный тротуар – давайте сделаем его. Установку скамеек можно сделать традицией. 

Выпускники могут, вместо того чтобы писать о выпуске где-то на камнях, сделать скамейку всем классом и писать на ней. И тогда через несколько лет будет звонить студент из другого города своему оставшемуся другу и спрашивать, как эта скамейка.

– Как можно привлечь туристов из других регионов в Магадан?

– Сейчас растет значение местного краеведческого туризма. Город Магадан обречен быть если не Меккой, то вполне достойной точкой на горнолыжной карте России.

 Мы 15 лет ведем проект «Снегорка», и я убежден, что нижняя зона – это первый шаг для хорошего проекта.

 У нас есть перепад высот 500 метров и длина склона 4 километра, абсолютно идентичная той, что есть на Сахалине. В 2008 году они первые в мире с помощью «Газпрома» сделали конструктивную схему гондольно-кресельной дороги (на одном канате и кабинки, и кресла). 

Такая дорога не только для спортсменов и не только на зиму – она для всех и круглый год. Но такой объект инфраструктуры, ни одна частная фирма не потянет, он стоит от 1,5 до 5 миллиардов рублей. 

Магадан тут имеет такое конкурентное преимущество, которого нет вообще ни у кого в России, – такие условия для горнолыжников в 10 минутах от областного центра. 

Здесь можно сделать федеральный центр подготовки по зимним видам спорта. В России всего 2 таких центра – один в городе Чайковский на Урале, там перепад всего 60 метров холмик – пол-«Снегорки», и второй под Петербургом, где тепло и нет гор. Иными словами, у нас нет федеральных центров подготовки по зимним видам спортав нормальных условиях. А в Магадане, помимо прочего, наверху лес растет – это уникально. Туда подведена технологическая дорога. Рядом ЛЭП на Армань. 

Я разговаривал с энергетиками, они сказали, что 2 МВт, которые необходимы для такого центра, есть – линия недозагружена. Есть дорога, электричество, и внизу уже создан горнолыжный комплекс для начинающих, и еще напротив для спортсменов, чтобы не было пересечения потоков. Да такого вообще в России нет! 

И все это в 10 минутах езды от областного центра с морем. Круглый год тут есть рыбалка всех видов, есть музей, театры, рядом Талая. И снег расположен на северном склоне, то есть можно делать круглогодичное катание на горных лыжах среди рододендронов в купальниках.

Мы все делаем для обу­стройства «Снегорки»: на следующий год планируем использовать специальные свето- и теплоотражающие пленки для снежного покрытия, чтобы накапливать снег, накрывать его и сниматьтолько на период катания.Но частный бизнес не может и не должен тащить на себе большие инфраструктурные объекты. 

Дело государства – сделать один большой локомотив. Будет дорога – дальше мы уже сами. И еще рестораны поставим, и гостиницы, и развлечения. 

Можно поставить наверху стеклянные рестораны с обзорностью 150 км. Такое в мире можно по пальцам пересчитать. С горы видны Кони, Завьялово, Хасынский хребет. В зимнюю ночь звезды над тобой. Поэтому мы медленно, шаг за шагом развиваемся. Город занимается РГШ, ставит подъемники, занимается снегогенерацией, обучает персонал.

В этом году мы хотим установить еще два подъемника – один ленточный, для начинающих детей, и километровый бугельный. «Снегорка» – это некоммерческий проект. 

На самом деле это глубоко убыточный и сугубо социальный объект. Для города это прекрасно, а для частной фирмы это неправильно. Если будет построен большой подъемник за счет федеральных денег, это обречено на успех с точки зрения нынешней ситуации, когда спокойный выезд за рубеж теперь уже, наверное, ушел в прошлое. Очень жалко, но это шанс по-новому взглянуть на наши возможности – море и горы.

– Раньше многие туристы не ехали сюда из-за заоблачной цены на билеты.

– Самолеты у «Аэрофлота» сейчас не загружены, что дает робкую надежду, что 150-тысячные билеты вернутся нескоро. Есть надежда, что будет нормальное логистическое обслуживание Дальнего Востока и в частности Магадана. 

И если все лето, как в этом году, турист сможет приехать сюда за 23 тысячи рублей в оба конца, это серьезный аргумент, чтобы прилететь сюда хотя бы на неделю. В марте у нас солнечных часов столько же, сколько в Швейцарии – 260. Да, с утра – 25, но после обеда 5 – 10, а на солнце +15. 

А апрель, май? Мы на перевале катаемся до конца июня безо всякого ухода за снегом. И это не искусственный снег, который тает гораздо хуже, не утрамбованный – в натуральных условиях на перевале. Можно объединить зону катания, поднявшись наверх. 

Дальше можно сделать еще восьмикилометровую трассу – 4 км основной подъем и 8 км до перевала. Для фрирайдеров это шикарно. На «Снегорке» мы еще поддерживаем трассу для беговых лыж. На перевале люди катаются там до конца июня. 

Можно расширить ее функционал. Почему не возродить биатлон? Идеальные условия – можно вписать в рельеф любое стрельбище. Я возвращаюсь к федеральному центру подготовки – трамплин, двоеборье, лыжные гонки, горные лыжи, сноуборд. 

То есть по 6 – 7 олимпийским видам спорта можно сделать круглогодичный центр подготовки на территории России при областном центре. В России 26 сборных только по горным лыжам. Почему бы их не отправить сюда? А есть еще и другие виды спорта. 

Я уж не говорю о том, что здесь можно и каток поставить. Сейчас хорошо вкладываются деньги в спорт. Уважаю любителей футбола, но никто не приедет сюда играть в футбол. А вот на лыжи на неделю – 10 дней при стоимости билета в 23 тысячи – легко. Это не Шерегеш. В курорт Северного Кавказа родина вложила 35 миллиардов рублей. 

Центр – Архыз. Население 500 человек. Деревушка в 10 километрах от построенных подъемников. Внизу стоит 2 гостиницы. Это каким нужно быть гениальным менеджером, чтобы такой проект сделать? От Минвод 180 километров, а рядом деревня на 500 человек. Наполняемость там не очень. Ну кто поедет сидеть вечерами в гостинице?

На Камчатке развит хелиски – подъем на вертолете к началу спуска и катание. Неделя от 300 тысяч, места забиты. 

Там 200 тысяч горнолыжных туристов в год. Для развития бизнеса идеальные условия: можно использовать и легкомоторные самолеты, и гидропланы. Люди туда едут, потому что бренд раскрученный. У нас, конечно, нет гор, как Ключевская – 4 800 метров, но для покатушек посмотрите на Кони – перепад 1 500 метров и склон по 3 – 8 километров. 

От Магадана на вертолете 20 минут. Можно на «Снегорке» подняться на вертолетную площадку, вот тебе Завьялова, вот тебе Кони, вот тебе Хасынский хребет. У нас есть условия и для воздухоплавания. Из долины подниматься всегда плохо, а на вершине абсолютно плоское место с небольшим лесом. Перепад – высота Останскинской башни.

Фото: Сергей Голубев

– И как раскрутить бренд Магадана, чтобы он стал не менее популярным, чем Камчатка?

– Повторю, я сторонник малых шагов. Сначала было слово. Слово было тюбинг. Сделали тюбинг 15 лет назад. Потом оказалось, что у нас мало снега. Сделали снегогенерацию. 

Оказалось, что нужно этот снег укладывать – купили ратрак. Потом перенесли все это в другое место. Поставили вагончик. Он оказался маловат, поставили сервис-центр с буфетом, потом детский городок, бураны, ресторан. Шаг за шагом мы незаметно вложили полмиллиарда рублей частных денег. Нужно, чтобы в этом участвовали и федеральные деньги. Мы и без них будем развиваться, но если будет такая дорога, как в проекте, это и туризм, и спорт, и демография, и здравоохранение.

– Как убедить людей приехать сюда, а не в модный Сочи?

– В том-то и дело, что горнолыжник – это такой человек, который сам все найдет. В Сочи сезон неустойчивый и не гарантированный. База находится в 80 км от Сочи в Красной поляне, проживание там обходится как в Европе, а протяженность подъемников всего 22 километра. 

Для сравнения, в Австрии протяженность подъемников 8 тысяч километров, а стоимость примерно такая же. Есть еще Италия, Франция, Швейцария, Словения, Германия. Здесь у нас в планах пока 4 км подъемник, но уникальный рельеф и из этих 4 км можно сделать 20 – 25 км трассы. 

Будут туристы – можно будет делать больше. Ведь «Снегорка» – это рекреационный ресурс, и туристы, приезжающие сюда кататься, будут посещать Талую, острова Завьялова, Кони. Здесь начнет развиваться событийный, краеведческий, исторический и кулинарный туризм. Это то, чем мы отличаемся от центральной полосы. Такого больше нет нигде.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА "ВЕСЬМА" В WHATSAPP, В TELEGRAM И В VIBER (НАЖМИТЕ НА СЛОВО, ЧТОБЫ ДОБАВИТЬСЯ)





Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92


Почта: 

vesmatoday@gmail.com

Яндекс.Метрика

     18+

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

© AIGER, 2017 

X
Система Orphus Top.Mail.Ru