Александр Андрющенко: Магадан - город, где восходит солнце


Александр Андрющенко - Первый и самый главный вопрос: как так случилось, что успешный бизнесмен, владелец сети кабельного телевидения и интернет-провайдера, вдруг решил пойти в политику, стать депутатом Магаданской областной думы? Почему сейчас и зачем?

- Хороший вопрос. Ответ довольно очевиден. Просто посмотрите вокруг. Уверен: не я один хочу перемен, хочу изменить ситуацию, в которой мы застряли. Можно начать просто с цифр. В последние годы СССР в области жило полмиллиона человек. Сейчас, по официальным данным, - 140 тысяч. 

Но все мы знаем, чего эти данные стоят. Еще немного - и мы просто исчезнем с карты, потому что основное желание большинства магаданцев - уехать. Вот именно это я, выросший в Магаданской области, хочу изменить. Хочу, чтобы в Магадане жили, а не уезжали.

- Красиво. Но что для этого нужно сделать? Вернее, что для этого может сделать один депутат, пусть даже патриот своего региона?

- Во-первых, было бы желание. Во-вторых, оно есть. В-третьих, у меня есть понимание того, чего не хватает нашему региону и его жителям. Давайте я подробнее расскажу об этом. Тут ведь важен комплексный подход, потому что иначе разорвать порочный круг, в котором уже многие годы находится область, не получится.

- Порочный круг? 

- Да, конечно. Люди уезжают, потому что нет современных рабочих мест, например, IT-парка, как в Якутске. А нет этих рабочих мест именно потому, что люди уезжают. 

Разрывать подобные круги как раз и может областная Дума. Нужно однажды просто принять политическое решение, проявить волю.

Или вспомните завод “Кавасаки”. Почему его нет? Сколько о нем говорили - и где результат? Почему власти не занимаются этим - вопрос риторический.

- С киловаттами, допустим, понятно…

- Далеко не все. У нас на энергетику завязано очень много. Область энергоизбыточна: есть собственный уголь, огромные запасы мощности у ГЭС, однако “черное золото” в наш золотой регион мы возим из Кемеровской области. 

Зачем? Почему не отказаться от этого, не задействовать собственные ресурсы, ту же Аркагалинскую ГРЭС с кадычанским углем? Но вместо этого - знаете, чем кончается статья “Википедии” о Кадыкчане? “В 2010 году посёлок Кадыкчан полностью опустел”.

Что это, бесхозяйственность, умысел? Не знаю. Но такая же ситуация по всей трассе: сколько таких мертвых поселков, которые могли бы жить?

- Но разве одно электричество решит проблему? Неужели люди уезжают только из-за цены киловатта?

- Ну, конечно же, нет. Беда прежде всего в том, что они не видят перспективы, не привязаны к области. Когда у нас появляются деньги - что мы покупаем? Машину. Отдых в отпуске. Что покупают в ЦРС? - Дом. Настоящий отдельный дом. Потому что машина и отпуск - это про уехать. А дом - это про остаться.

И где у нас программа индивидуального домостроения? Земля есть, но коммуникаций - нет, дешёвых стройматериалов - нет. Вот, что нам нужно от области: льготные кредиты. Да, под 0 процентов. Потому что каждый дом - это минимум три остающихся в области человека. Это новое качество жизни для них. 

В такой программе кредитования бюджет может помочь. А пока дальневосточную ипотеку магаданцы берут исключительно в других регионах, потому что у нас нет новостроек. 

- Но ведь привлечь домом недостаточно. Семья - это дети. А для них у нас в области перспектив мало.

- Правильно, все думают о детях: как обеспечить им будущее? Начнем со школьников. У нас нет для них необходимой, уверен, вещи. Я условно называю ее IT- кластером. Помещения со столами, компьютерами, 3D-принтером, преподавателями. Тут дети должны обучаться программированию, робототехнике, навыкам, без которых сейчас, как в 90-х без грамотности. И все это должно быть, естественно, за бюджетный счет. Это вложение в будущее.

- С детьми понятно, но уезжают-то, как правило, уже студенты.

- Да, мой сын, например, уезжал учиться, но вернулся, однако много ли тех, кто повторит его путь? В области нет образования. А ведь ситуацию очень легко разрешить. 

Во Владивостоке - ДВФУ, знаменитый остров Русский. Мы - те самые буквы “ДВ” из названия вуза. Так что же нам мешает добиться квоты на поступление в “соседний” вуз магаданцев? Организуем регулярные авиа- и морские рейсы…

- Морские?..

- Именно. Жить на море и не иметь открытого пассажирского порта - это какой-то скверный парадокс. Порт ведь нужен не только для студентов. Открытый порт - это развитие туризма. Во Владивосток заходят круизные лайнеры, а к нам? Кто их видел? На Колыме их почти нет, хотя в этой отрасли мы могли бы дать если не сто, то все равно много очков вперед соседям - например, Камчатке.

Нужно прежде всего открыть Магадан миру. А это - рабочие места, транспортное сообщение, перспективы. Я давно думаю об этом. Вот смотрите: что видит человек, прилетающий на Колыму? Плакат в аэропорту, что у нас тут бьется “золотое сердце России” и… все. Трасса. 

Нет даже визит-центра, где людям бы рассказали о достопримечательностях, дали бы контакты турфирм, гостиниц, ресторанов предложили бы услуги экскурсоводов, машину в аренду… Это простые, практически базовые вещи, которых у нас почему-то нет. 

И они совсем не требуют много денег, нужно просто новое видение, способность посмотреть на ситуацию незамыленным взглядом, увидеть точки роста, возможности для тех самых, столь ожидаемых нами перемен. Терять нам нечего, отступать некуда, за нами - Охотское море. И прямо из него встает солнце. Понимаете, мы - это город, где восходит солнце, которое может взойти надо всей Россией.

- Это все, конечно, очень красиво, но одним туризмом сыт не будешь.

- Для начала нужно хотя бы попробовать. Я закончу свою мысль, смотрите: у Колымы есть свои бренды: золото, крабы, песни Высоцкого о Магадане, даже такая мрачная тема, как ГУЛАГ. Все это мы могли бы показать гостям региона, воспользоваться для его возрождения. Сейчас, когда границы закрыты, самое время рекламировать Магадан в Москве. Один раз мы такую возможность - после фильма Дудя - уже упустили. А ведь она просто шла в руки.

- Хорошо, но пока речь все же о туристах. Рабочие места - это прекрасно, но изменят ли они ситуацию глобально? 

- Так ведь не только рабочие места! Туризм - это трасса. Не грунтовая дорога с ближайшим теплым туалетом в 400 километрах от Магадана, а полноценная асфальтированная, освещенная. Это макрорегион с соседней Якутией, которая сейчас, воплощая многие из описанных выше идей, развивается не в пример нам. А мы можем не хуже! Давайте взаимодействовать! Ну что это такое, когда между столицами двух соседних регионов, между которыми 2 тысячи километров, самолет летает один раз в неделю?

Но пойдем дальше. Говорить нужно, конечно, не только о туристах. Необходимо в целом видеть точки роста региона. Какие у нас конкурентные преимущества? Есть такие, которых нет больше почти нигде. Это холод и энергия.

- Хм, и в чем же плюсы холода? Мы обычно смотрим на него больше как на минус.

- А зря. Холод и энергия - это идеальные условия для размещения дата-центров. Я как провайдер знаю, о чем говорю. Мы могли бы бы поставить у нас, на наших “двух Франциях” сервера для половины мира с очень низкой стоимостью обслуживания. Только и нужно, что проложить резервный кабель к нам в область. И это, заметьте, будет выгодно опять-таки для всей области: быстрый интернет открывает множество новых возможностей, от телемедицины до обучения.

И вот тут снова о туристах как точке роста. Приедут они - им понадобится комфорт. Медицина. Я, к сожалению, на себе знаю, как многого не хватает этой нашей жертве оптимизации. Мне самому в начале десятых годов не повезло попасть в аварию на трассе, и в ногу мне вставили штырь не того размера: вовсе не потому, что врачи плохие, а потому что нужного просто не было. Так что “социалку” у нас я знаю, буквально, по себе.

- Ага, вот мы и подошли к самому больному, к социальным вопросам, за которые с депутатов спрашивают строже всего.

- И правильно делают. Почему наш парламент не отстоял северные пенсии? Это первоочередная задача. Добиться снижения пенсионного возраста, возвращения ко введенной еще практике СССР с досрочным выходом на пенсию для северян. 

Государство вообще слишком сильно устранилось от решения социальных вопросов. Безусловно, удобно было переложить оплату перелетов сотрудников на плечи работодателей. Но так мы делаем наш бизнес неконкурентоспособным. Безусловно, я буду настаивать на том, что такие выплаты должен взять на себя бюджет.

- А сможет ли?

- Если не требовать - то, безусловно, не сможет. Это, вообще, универсальное правило. Пока мы не требуем чего-нибудь от власти, мы ничего и не получим. Ни благоустройства во дворе, ни ремонта дома, ни повышения зарплаты - вообще ничего. 

Кстати, о благоустройстве. Мало кто из нас не жалуется на разруху в городе: посмотрите хоть на Марчекан. А ведь все можно исправить, но для этого нужно две вещи. Первая - открыть Магадан миру, вторая - хотеть здесь жить. Объявляем международный конкурс на преображение района (смогли же у нас сделать фрагмент новой набережной), даем людям самим возможность выбирать, как будет выглядеть современная городская среда. 

Для этого выкладываем все материалы в интернет, делаем открытое голосование. Что здесь невозможного? Нужна только политическая воля и незамыленный взгляд, способный увидеть точки развития там, где у предыдущего поколения опустились руки.

Мы все можем и сделаем. В Магадане - жить! Вот мой лозунг.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА "ВЕСЬМА" В WHATSAPP, В TELEGRAM И В VIBER (НАЖМИТЕ НА СЛОВО, ЧТОБЫ ДОБАВИТЬСЯ)





Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92


Почта: 

vesmatoday@gmail.com

Яндекс.Метрика

     18+

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

© AIGER, 2017 

Система Orphus