Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Суббота, 11 июля 2020
10 °C
Доллар 71.23
Евро 80.27

Губернатор Сергей Носов прокомментировал свои слова об инакомыслии и Сергее Королеве


фото ekburg.tv 

Сегодня на встрече с редакторами магаданских СМИ губернатор Сергей Носов прокомментировал свои словам из интервью главвреду газеты "Завтра" Александра Проханова. 

Напомним, в нем, затронув тему ГУЛАГа, он высказал мнение, что "мы никогда, даже во времена царской России, не уничтожали людей за инакомыслие. В этом, кстати, и сила нашего народа".

И чуть ниже добавил, что "один из самых знаменитых заключённых Колымы — Сергей Павлович Королёв. И он здесь не золото добывал: ему были созданы условия, и он работал в своём направлении".

Слова Сергея Носова получили широкий резонанс в российских СМИ. Его многажды опровергли, особенно в части условий, в которых отбывал срок на Колыме конструктор Сергей Королев. 

На вопрос редактора "Весьма" Андрея Гришина "что вы имели в виду", Сергей Носов ответил так: 

"Это было не интервью, как таковое, а беседа, это прозвучало в разговоре. Там жанр журналистики несколько другой у Проханова. Вы же несколько передернули слова, которые прозвучали в разговоре. Чтобы прокомментировать шумиху и волну, которая поднялась, то можно сказать следующее: первое, - я говорил об инакомыслии и говорил о народе.

 Я бы хотел подчеркнуть, что человеколюбие, чувства сострадания, милосердия и справедливости - это лучшие качества нашего народа. И все говорят, в чем секрет [русской] души. 

А может быть в том, что эти чувства, эти качества - наиболее острые и наиболее яркие среди всех народов нашей планеты.  

Что касается отношения к истории: у нас много ярких, славных страниц, но есть также и печальные и трагические, - это факт. И одна из самых трагических - история ГУЛАГа на территории нашей страны. Мы должны об этом помнить, знать, чтобы не допустить повторения нечто подобного. 

Фраза, может быть, неудачно или не точно сформулированная, и потом была вырвана из контекста по Сергею Павловичу Королеву. 

Что я хотел сказать: историю ГУЛАГа здесь знают довольно неплохо. И то, что я услышал, то, что, может быть, не было в открытой печати, это истории, от которых кровь в жилах стынет. 

Но я хотел подчеркнуть другое: даже здесь, на Колыме, Сергей Павлович, по воспоминаниям его родных и близких, утверждал, думал, что его мысли, идеи будут полезны для его страны. Он думал здесь, на Колыме, о своей стране, о пользе, которую может ей принести. И его идеи, его знания, его мысли, - он думал здесь и готовился к полету в космос. Потому что работу мысли нельзя остановить никакими условиями, в том числе даже в казематах. 

По истории: ее надо знать, помнить, делать из нее выводы, но нужно жить и настоящим, и думать о будущем. 

И все же я приношу извинения тем, кого так или иначе задели мои слова, которые были вырваны из контекста".


Напомним

По воспоминаниям Ольги Королевой, - дочери конструктора, Сергей Королев провел на Колыме пять месяцев. 

Она рассказывает о том, каким его увидел на золотом прииске Мальдяк бывший директор Московского авиазавода Усачев: «В немыслимых лохмотьях лежал страшно худой, бледный, безжизненный человек... Отец вначале показывал свой характер, не хотел мириться с тем, что творили уголовники, не подчинялся старосте, ну а тот применил свои приемы: оставлял его практически без пайки, а когда он уже совершенно обессилел, стал гонять на непосильные для голодного человека работы. В конце концов отец свалился...»

Во время отбытия срока он  потерял четырнадцать зубов, у него была сломана челюсть, глубокий шрам на голове, его избивали, быстро прогрессировали цинга и пеллагра.

Наталья Королева вспоминает, что мысль о том, как как вырваться на волю, не давала отцу покоя. Его очередное письмо все же дошло до прокуратуры, дело было пересмотрено и он получил шанс выбраться из колымского лагеря. 

"Самым опасным было затеряться в огромной людской массе, заброшенной за тысячи километров от столицы. Единственный шанс — еще и еще раз напоминать о себе. И 15 октября 1939 года отец пишет заявление Верховному прокурору СССР с просьбой снять с него тяжелые несправедливые обвинения и дать ему возможность продолжать работать над ракетными самолетами для укрепления обороноспособности страны - пишет она в книге об отце, - копию этого заявления отец вложил в письмо бабушке, однако твердой уверенности в том, что оно будет отправлено и дойдет до адресата, у отца не было. 

Поэтому на всякий случай, он оставил себе черновик и, как выяснилось в дальнейшем, — не напрасно. 

Потому что из лагеря заявления и письма заключенных отправлялись в УСВИТЛ, где проходили цензуру, а затем, как правило, до адресатов не доходили. Предусмотрительно оставленный черновик отцу удалось переслать домой в Москву через освобожденного уголовника в январе 1940 года и только тогда он попал в Верховную прокуратуру".


Читайте также: 


Будьте в курсе новостей!  Вступайте в новую группу "Весьма" в WhatsApp, нажав на слово: 

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ!





Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-455-27-32

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

18+

© AIGER, 2017

564bdf79a660098b