Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Воскресенье, 16 декабря 2018
-10 °C
Доллар 66.43
Евро 75.39

Мэрия Магадана ликвидировала старейший памятник природы в городе


Статья была опубликована в газете "Колымский тракт" № 49

Прохладный, Веселый, Рябиновый. Названия этих ручьев магаданцы, наверное, слышали, но мало кто может точно указать их местоположение на карте города, тем более – сказать, чем они примечательны.

Меж тем, в 1984 году за уникальные сосредоточения в их поймах многих видов местной флоры (у Прохладного – 87 видов!) они были признаны ботаническими памятниками природы, что зафиксировано в решении Магаданского горисполкома №794 от 24.08.1984 «О признании редких и достопримечательных объектов памятниками природы».

Этим же документом статус «памятник природы» присвоен знаковому месту бухты Нагаева – Каменному венцу, а также Чаше на северном склоне Марчеканской сопки – уголку с совершенно особенным микроклиматом и «Примузейному» - участку при первом здании краеведческого музея (ул. Пролетарская, 20а).

В ноябре этого года жителей Магадана всколыхнуло известие об упразднении статуса «памятник природы» у всех названных объектов, причем случилось это, оказывается, еще полтора года назад, с выходом постановления мэрии города №699 от 20.03.2017, признавшего решение горисполкома №794 утратившим силу.

Принятие документа прошло без особой огласки и предварительного обсуждения с общественностью, в частности, на градостроительном совете мэрии. На сайте муниципалитета данное постановление по запросу не находится.

Ничего не известно об основании принятия данного решения. По крайней мере, в открытых источниках отсутствуют сведения о проведении комплексного экологического обследования и наличия заключений государственной экологической экспертизы по упраздненным магаданским особо охраняемым природным территориям (ООПТ). Или хотя бы мотивированного мнения специалистов.

При этом по состоянию на 30.11.2018 на федеральных сайтах, публикующих перечни памятников природы местного значения, все вышеназванные ООПТ значатся как действующие.

Что за «тайны мадридского двора»? Кому помешал статус ООПТ Каменного венца или Чаши? Кто-то что-то намеревается там строить?

Конечно, целенаправленная деятельность по охране указанных в 794-м постановлении объектов на моей памяти не проводилась, а с ручьем Веселым в последние годы в свете истории с городскими очистными сооружениями и вовсе беда, но все же вхождение в перечень российских ООПТ местного значения давало хоть какую-то гарантию неприкосновенности, а главное - надежду, что когда-нибудь этим территориям будет уделено должное внимание.

Среди представителей профессиональных сообществ ученых-биологов и архитекторов, а также других горожан есть мнение, что отмена постановления горисполкома 1984 года связана с участком «Примузейный», другое общеизвестное название которого – «Дендрарий им. А.П. Хмелинина».

***

«Примузейный» - пожалуй, самый знаменитый из вышеназванных объектов. Со второй половины 1930-х, когда первый на Колыме Охотско-Колымский краеведческий музей возглавил А.П. Хмелинин, на небольшом пятачке (0,17 га) при здании бывшей комендатуры, приспособленном под музей, стали высаживать характерные для местной флоры растения – как живые экспонаты, рассказывающие посетителям о северной природе.

Из семечек и саженцев заботливые руки вырастили лиственницу, рябину, осину, несколько видов берез и ив, черемуху, шиповник, смородину – красную и охту, жимолость, малину, спирею иволистную, курильский чай, вейник, осоку, хвощ, кипрей, василистник, герань, подмаренник, княженику – всего 57 видов древесных, кустарниковых и травянистых растений.

В годы войны на примузейном участке активно велись опыты по выращиванию сельскохозяйственных культур в открытом грунте, а в послевоенное время – эксперименты (успешные!) по акклиматизации и скрещиванию дикорастущих и культурных сортов ягодных и декоративных кустарников и даже плодовых деревьев: яблонь, груш, слив.

В 1950-х – начале 1960-х годов участок при музее, который стали называть плодово-ягодным садом, снабжал любителей-огородников посадочным материалом, радовал колымчан цветущим видом облепихи, крыжовника, жасмина, желтой акации, ландыша. С этим местом связаны имена таких выдающихся земляков, как А.П. Васьковский и В.И. Горазеев.

После некоторого спада научно-исследовательской и просветительской работы в 1960-1970-е годы жизнь дендрария возродилась с новой силой благодаря усилиям нового директора областного краеведческого музея С.Г. Бекаревича, ставшего инициатором присвоения участку статуса ботанического природного памятника. Сам музей на тот момент уже переехал в новое здание по пр. К. Маркса.

В саду были проложены бетонные дорожки, установлены забор из сетки-рабицы и красивые кованые ворота, с помощью сотрудников НИИ биопроблем Севера проведены детальная инвентаризация сохранившихся растений и работа по возвращению в сад утраченных видов.

Вернулась просветительская деятельность, сотрудничество с учебными заведениями города. Больше того: дендрарий стал полноценным участником в решении вопросов по озеленению Магадана (А. Леонова, «Зеленый остров в городском асфальте», «Магаданская правда», №44 от 05.06.2015).

В постперестроечный период все это заглохло, сад пришел в запустение и за более насущными заботами был забыт на долгие годы, пока в марте 2015-го не случился пожар, уничтоживший заброшенную деревянную постройку - первое здание краеведческого музея, номинально закрепленное за Детским экологическим центром.

***

После того как пепелище прибрали, встал вопрос: что дальше? Мэр Магадана Ю.Ф. Гришан объявил о намерении построить копию сгоревшего здания музея, а также о том, что вопрос о восстановлении флоры природно-исторического памятника «обсуждается специалистами» (MagadanMedia, 29.06.2016).

Проект здания Музея колымского быта

Специалисты там действительно поработали. Научные сотрудники ИБПС ДВО РАН Нина Сазанова и Вера Докучаева провели инвентаризацию уцелевших растений. По ее результатам, из 56-ти видов древесных, кустарниковых и травянистых растений, произраставших на примузейном участке в 1989 году, исчезло 24 вида. Ученые насчитали около 90 стволов живых и ослабленных древесных растений и 27 погибших.

Ущерб серьезный, но не катастрофический, было бы желание заняться восстановлением. Биологи передали в мэрию конкретные рекомендации по первоочередным восстановительным работам и четко обозначили свою позицию: «Главная ценность дендрария им. А.П. Хмелинина – не сгоревшее здание бывшей комендатуры, а островок растительности, совершенно уникальный для города, который мы должны постараться сберечь» («Колымский тракт» №27 от 05.07.2017).

В точности такое же мнение выразили члены магаданской организации Союза архитекторов России в открытом письме губернатору области С.К. Носову, опубликованному в региональных СМИ в октябре 2018 года. Они ведь не знали, что решением мэрии «Примузейный» больше не памятник природы!

А что же он теперь?

***

Теперь это владение МБУК «Музейный комплекс города Магадана», в составе которого также музей-квартира В.А. Козина, галерея Боевой Славы, «Маска Скорби» и постоянная экспозиция «Современная история МО «Город Магадан».

Территория Примузейного, ноябрь 2018

Как поведал нынешней осенью градоначальник, в 2019 году на месте сгоревшего здания комендатуры появится новое, в котором разместится «Музей колымского быта». Стоимость проекта – порядка 20 млн руб. («Весь Магадан», 23.10.2018).

Проектная документация на здание готова, утверждает директор МБУ «Техконтроль» Алексей Баран, и направлена заказчику – департаменту САТЭК для получения разрешения на строительство.

- Новое здание полностью повторяет габариты и внешний вид старого, - утверждает Алексей Петрович, - только сами конструкции выполнены на современном техническом уровне и с применением современных материалов, в частности, профилированного бруса, покрытого специальными огнеупорными составами.

- Прежний дом, насколько мне известно, был каркасно-засыпным.

- Это давно устаревшая технология, к тому же не обеспечивает строениям достаточный срок службы. Мы же хотим построить здание на долгие годы.

Внутренняя планировка учитывает действующие санитарные нормы. Как вы знаете, в старом здании не было даже туалетной комнаты. Теперь будет. Наряду с двумя просторными выставочными залами предусмотрены гардероб, вестибюль, помещения для сотрудников музея, подъемное устройство для малоподвижных посетителей.

Предполагается наличие кованых решеток на козырьке, резных деревянных перил крыльца, дверей из натурального дерева, качественных отделочных материалов. Тщательно рассматривали каждую деталь. Замысел - сделать объект эстетически привлекательным, чтобы в нем не стыдно было встречать гостей.

- Что станется с прилегающей территорией?

- Она должна полностью сохраниться. Для каждого дерева, куста мы сделали съемку с указанием точных координат, которые учитывались при планировании. В период строительства повреждений растительности не будет: здание заводской готовности, конструкции из легких материалов, то есть их можно переносить вручную, без использования тяжелой техники.

Генплан объекта предусматривает прогулочную зону, скамеечки, светильники. Сохранена нынешняя пешеходная дорожка.

- Прогулочная зона у красивого домика – это, конечно, здорово, но совсем не то, что было.

- А что осталось из того, что было? Садом не занимались много лет, он зарос бурьяном, много сухостоя. Сохранять, по сути, нечего, да и желающих что-то не видно, а городу надо смотреть в будущее, приводить в порядок заброшенную территорию.

Появится здание – появится и хозяин, с приглядом которого территория, глядишь, вновь расцветет.

***

Будущий хозяин, то есть хозяйка территории, директор МБУК «Музейный комплекс г. Магадана» Вера Смирнова сначала поправила меня: «Не было там никогда «бывшего дендрария», там всегда был бывший краеведческий музей с прилегающим парком», а потом объяснила, что будет представлять «Музей колымского быта».

- Название будущего музея пока условное: «Магаданский городской музей культуры и быта». Оно говорит само за себя: это будет музей предметов ежедневного обихода, культуры, искусства и литературы, которые служили колымчанам начиная с 1930-х годов.

Признаться, мы не очень надеемся на то, что нам удастся раздобыть столь «древние» раритеты, но найти ценные экспонаты 1940-1960-х годов вполне реально. 

Есть в нашем городе немало семей, в которых, как фамильные реликвии, хранятся совершенно чудесные вещи – бабушкин резной секретер, привезенный «с материка», или рюкзак дедушки-геолога, с которым тот ходил в дальние маршруты.

Мы будем рады принять от населения в дар или во временное пользование для выставок такие характерные предметы городского быта прошлых лет, как бытовая техника и посуда, текстиль, игрушки, упаковочные коробки из-под чая или, например, тульских пряников. 

Конечно, нужны особые колымские экспонаты: совки и короба для сбора ягод, накомарники, куртки-«энцефалитки».

Мы готовы выезжать к владельцам и принимать предметы по актам. Отбор предметов будет проводиться исходя из их сохранности и исторической значимости. Желательно, чтобы владелец предмета сообщил достоверную легенду о нем: кем приобретен, кому принадлежал, кому перешел по наследству, какие события в жизни семьи с ним связаны.

Массовый сбор экспонатов начнется в январе 2019 года. Пользуясь случаем, призываю магаданцев пересмотреть свои домашние архивы и раритеты и определить, что может быть передано в фонд нового музея, - сказала Вера Ильинична.

***

Итак, решение о дальнейшей судьбе примузейной территории принято, первые шаги к его воплощению в реальность делаются. Если оставить за скобками недоумение и несогласие с данным решением активной части городского населения, остается прояснить еще один вопрос: в какой степени действия муниципалитета в части упразднения статуса ООПТ согласуются с законодательством?

Федеральным законом №33-ФЗ  «Об особо охраняемых природных территориях» упразднение или изъятие части территории ООПТ регионального или местного значения не предусмотрены. Нет разъяснений по порядку упразднения ООПТ и в областном законе №2108-ОЗ от 29.11.2016 «Об отдельных вопросах регулирования особо охраняемых природных территорий местного значения в Магаданской области».

Значит ли это, что, однажды признав территорию особо охраняемой, обратного пути уже нет? Вопрос спорный. Практика других российских регионов показывает, что такая возможность существует.




При этом основанием для упразднения ООПТ, как правило, закрепленным в местных законодательных актах, являются подтвержденные госэкспертизой необратимые разрушения поставленных под охрану природных комплексов или объектов. Других оснований – нет.

В пример можно привести закон Московской области №96/2003-ОЗ от 23.07.2003 «Об особо охраняемых природных территориях», статья 14 которого гласит: «1. ООПТ может быть упразднена в случае необратимого разрушения природных комплексов и (или) объектов, в целях охраны которых она организована. 2. Упразднение ООПТ по другим основаниям не допускается.

3. Решение об упразднении ООПТ областного и местного значения принимается соответственно Правительством Московской области и органом местного самоуправления муниципального образования Московской области на основании материалов комплексного экологического обследования ООПТ и заключения государственной экологической экспертизы, а в случаях, предусмотренных законодательством об особо охраняемых природных территориях, - по представлению и (или) по согласованию со специально уполномоченными федеральными органами исполнительной власти и (или) органами местного самоуправления муниципальных образований Московской области».

Аналогичные пункты есть в природоохранных законах Владимирской, Тверской, Ростовской, Калининградской областей, Хабаровского края и т.д. Законодательная база нашего региона в этой части явно отстает.

Итог печальный. Хотя, возможно, не для всех. Может быть, кому-то действительно интереснее смотреть на коробки из-под чая, банки из-под консервов и стоптанные болотники, чем на яблони в цвету.

Тем более что акклиматизировать и растить эти самые яблони на Колыме больше некому. Где они теперь, профессионалы и любители-энтузиасты?

Саша ОСЕНЕВА

«КТ» №49


Член магаданской организации Союза архитекторов России Александр Шелухин:

«Не дело это – просто взять и безосновательно отменить статус ООПТ. В дендрарий им. Хмелинина люди душу вкладывали, выписывали и привозили посадочный материал со всех уголков страны, ухаживали за растениями, прививали детям любовь к природе и родному краю.

Вот и надо было, считаю, оставить территорию за Детским экологическим центром, как и предполагалось вначале. Пусть подрастающее поколение магаданцев получает знания и практические навыки, заботясь о зеленых насаждениях под руководством опытных педагогов, а также специалистов института биопроблем Севера. На пользу себе, городу и «ученым мужам».

Ведущий научный сотрудник лаборатории ботаники ИБПС ДВО РАН, кандидат биологических наук Мария Хорева:

«Почему никто не спросил у научного сообщества, стоит ли убирать все эти объекты из перечня ООПТ? Больнее всего за дендрарий, имеющий, без сомнений, историческое значение и научную ценность в плане опыта интродукции растений.

С другой стороны, заниматься там садоводством реально некому. У мэрии, как я понимаю, таких специалистов нет. Мы всегда готовы оказать консультативную помощь, но брать на себя полностью всю работу не можем – у нас другие функции и нет для этого финансовых возможностей.

Поэтому мое личное мнение: кто бы ни брался за данный объект и какую бы цель ни преследовал, лишь бы он не оставался заброшенным, как сейчас. Может быть, новый хозяин согласится, что не стоит перечеркивать прежнюю историю этого места, и постарается что-то сохранить».

Научный сотрудник лаборатории геоботаники ИБПС ДВО РАН Вера Докучаева:

«С изумлением взираем, как продолжают уничтожаться плоды трудов предыдущих поколений колымчан.

На самом деле, таких заброшенных интродукционных мест у нас не одно. Есть еще, например, в микрорайоне «Солнечный», недалеко от лыжного трамплина. Когда-то там был питомник Магаданского лесхоза, где выращивали сибирскую ягодную яблоню и ели.

Деревья росли, цвели и плодоносили, давали корневую поросль. Теоретически можно было использовать их в озеленении города, но… Пробовали недавно найти это место. Не нашли, одни заборы и собаки. Или дачники растащили, или все под бульдозер пошло.

Еще одно уникальное место – посадки сосны и ели в районе Снежной Долины, на территории бывшей Лесной опытной станции. С каждым годом площадь посадок сокращается – ее распахивают под огороды, устраивают стихийные свалки. Ели напропалую рубятся для новогодних праздников.

Понятно, что в настоящее время осуществление давней мечты – создание в Магадане ботанического сада – неосуществимо в силу незаинтересованности властей и отсутствия финансовых средств, тем не менее, можно было постараться сохранить оставшееся, но – увы…»

Член магаданской организации Союза архитекторов России Ирина Лазуткина:

«Произошла подмена. Новодел, который мэрия намерена воздвигнуть на месте сгоревшего здания краеведческого музея, не обладает признаками памятника истории или архитектуры. Историческое значение имеет только дендрарий им. Хмелинина, и я очень обеспокоена его утратой.

Беспокойство вызывают в целом действия муниципалитета в области градостроительства в условиях отсутствия Главного архитектора города и соблюдения положений генплана. 

Члены Союза архитекторов еще раз обращаются к мэрии с просьбой о предоставлении возможности знакомиться с планами по строительству и благоустройству и коллегиально их обсуждать.

У нас нет цели вставлять палки в колеса городской власти! Наоборот, мы за «красоту и целесообразность» - главные постулаты архитектуры, за законные действия и за сохранение уникальных объектов нашего города на долгие годы и на пользу горожанам.

А музей колымского быта можно построить в другом месте, и архитекторы помогут с выбором участка».


Будьте в курсе новостей!  Вступайте в новую группу "Весьма" в WhatsApp, нажав на слово: 

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ!







Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-455-27-32

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

© AIGER, 2017