Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Пятница, 19 июля 2019
10 °C
Доллар 62.83
Евро 70.61

Польский режиссер снял "черную комедию" о Колыме


фото sibreal.org

В июне в германский прокат выйдет документальный фильм польского режиссера Станислава Мухи "Колыма. Дорога костей".


В преддверии премьеры портал "Сибирь.Реалии" поговорил с ним о том, как проходили съемки.


"Дорога костей" начинается с разговора в придорожной закусочной на окраине Магадана. Поляк спрашивает продавщицу: "Вы знаете, что такое ГУЛАГ?"

Девушка не понимает. "ГУЛАГ" – повторяет Муха с акцентом. "Гуляш? – уточняет девушка. – Вы хотите гуляш?" Однако за этим ироническим вступлением следует встреча с другими героями фильма, которые отлично знают, что такое ГУЛАГ, потому что провели в колымских лагерях всю свою жизнь.

Как вы готовились к съемкам?

– Мне нужно было написать сценарий. Я получил под это стипендию, и мне предстояло описать своих героев и свою задумку. Изначально я не собирался снимать еще один фильм о ГУЛАГе… Но меня интересовало, как сегодня живется людям на самом большом кладбище мира… 

И вот я написал этот сценарий, с фотографиями, почти на девяносто страниц. Мы ждали финансирования целый год, но дело того стоило, ведь нам надо было снимать профессионально – на хорошую камеру, которой нипочем ни пыль, ни мороз… 

Потом, прямо перед съемками, начали умирать наши герои. Одна бездомная женщина, которая жила в заброшенном лагерном бараке, умерла в начале зимы, ее было очень жаль... Еще не приступив к съемкам, мы получали грустные новости. Я звонил людям, о которых писал в сценарии, и узнавал, что их уже нет. Из главных героев осталось только трое.

 Во время съемок приходилось очень гибко реагировать на происходящие события. Кто-то внезапно заявлял, что не будет сниматься в таком фильме, мол, всё обдумал и отказывается. Такое тоже случалось.

Местные власти не препятствовали вам в работе над фильмом?

– Пару раз были проблемы с местным полицейским начальством – нас приглашали в пустые гостиницы, которые им принадлежали, – там сидели какие-то местные олигархи, полицейские чины. Я хотел поговорить с ними на камеру, но они не желали сниматься. 

Им нужно было узнать, зачем мы приехали? Почему вдруг польский режиссер явился в Магадан с немецкой съемочной группой? В чем дело? Кто-то их "заказал"? Может быть, мы, на самом деле, государственное телевидение? Ну и так далее. 

При этом они были вежливы, и наши встречи быстро заканчивались. А вот когда мы выехали из города в направлении лагерей, то столкнулись с настоящими трудностями телефоны не ловили сеть, интернета не было, и никто не знал, где мы находимся и выживем ли вообще.

Ваша семейная история как-то связана с Сибирью? Откуда взялась идея снять black comedy о ГУЛАГе?

– То, что в фильме есть смешные эпизоды, – не моя заслуга. Герои фильма сами продемонстрировали колоссальное чувство юмора – они умеют посмеяться над собой и над местами отдаленными, в которых живут. Я полагаю, что это механизм самозащиты, помогающий выжить. 

А на Колыму я хотел поехать с самого детства. Потому что мой дедушка после войны был сослан из Польши в Сибирь, как раз на Колыму, и много об этом рассказывал. К его счастью и к нашему удивлению, с ним не случилось ничего ужасного. 

Он рассказывал, что его очень долго везли по Транссибирской магистрали во Владивосток, а потом морем – на Колыму, где он получил первое задание от коменданта лагеря – построить детские качели. Дед выполнил задание, он хорошо умел работать с деревом. А вскоре умер Сталин, и дедушка решил, что теперь он свободен, и отправился домой. Кстати, из Сибири он пришел пешком. 

С детства помню эту историю, как дедушка в марте 1953 года покинул места своего заключения и пошел через всю Россию, как бродяга в той известной песне. До дома он добрался в октябре или ноябре – была уже поздняя осень, когда он в кедах появился на пороге.

- Кто ваш любимый герой в этом фильме?

– Конечно, это майор, который в финале произносит очень эмоциональный монолог: "Я офицер. Мой сын был герой Советского Союза. И что мы защищали? Мне стыдно за свою родину!" 

Этот человек попал на Колыму в возрасте 10 лет. Его жизнь сложилась трагично. В 1990-х он потерял жену, которая работала в спасательных службах на чеченской войне. Он потерял двоих сыновей, одного из них – тоже в чеченской войне, а второго – в Афганистане. Ему больше нечего терять, и он абсолютно бескомпромиссный человек. Я этого героя полюбил сразу. 

Он неудобен в общении, с ним постоянно ругаешься, он всегда противится всему, у него обо всем есть свое мнение. Я не такой, не настолько радикальный. Но он задевает во мне какую-то струну. И мне кажется, нужно жить так, как он.


Полный текст интервью читайте на сайте "Сибирь.Реалии"







Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-455-27-32

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

© AIGER, 2017