Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Пятница, 26 апреля 2019
2 °C
Доллар 64.68
Евро 72.11

«Здесь как в тюрьме, в поселок выбирался года два назад» - корреспондент dv.Land рассказал о жизни оленеводов


Корреспондент портала DV.land Филиппо Валоти Алебарди продолжает рассказывать об удивительной жизни на крайнем севере. В своем блоге в Telegram в этот раз он рассказал о жизни оленеводов. Как живут люди в 21 веке по столетним традициям? - читайте прямо сейчас. 


Три старые брезентовые палатки посреди тайги в 270 километрах от ближайшего населенного пункта. 5 человек, более тысячи оленей и столько снега, что стоит отойти на шаг от протоптанных тропок, как проваливаешься по колено. До оленеводов четвертой бригады мы добирались три дня по дорогам, зимникам и снежной целине, до оленей шли еще два часа на охотничьих лыжах, обшитых камусом потому, что даже снегоход там не проедет.  

В таких диких условиях ребята живут круглогодично. Вова, сорокалетний потомственный оленевод, наполовину чукча, наполовину эвен. Встретил меня словами: «Здесь как в тюрьме, в поселок выбирался года два назад». Быт очень простой - туалет в сугробе, дрова заготавливают на месте, спят в палатках даже в минус 60. В каждой палатке старая железная печка - душа этого места. Печка обогревает палатку, кипятит черные от копоти чайники и оберегает от несчастий. Печка - это место подношений духу огня. И это не шутка, а настоящий ежедневный ритуал. Все просто и практично, никаких танцев с бубнами, просто кидаешь в огонь еду, сахар, рис, кусок лепешки. При нас ребята поделились с духом огня даже бельгийским шоколадом, который мы привезли им в подарок.

Нашим проводником по местной жизни был все тот же Вова. У него три пальца без ногтей, (отморозил зимой, когда ехал сутки на оленях), больная мать в поселке и одна лишь страсть в жизни - олени и гонки на оленьих упряжках. Вова худой и маленький, но выносливый и ловкий. Почти каждый день он преодолевает пару километров по снежной целине и горным вершинам, чтобы добраться до оленей. Опасный и тяжелый путь он преодолевает всего за сорок минут и не сказать, что Вова ведет жизнь атлета. Вова курит как паровоз и пока мы плетемся по снежной целине вверх по горе, он ждет нас и умиротворено дымит в сторону снежных сопок.

Вова говорит что в последние две зимы слишком много снега и олени умирают от голода. Он далек от темы климатических изменений, но факт в том, что оленям не хватает сил раскопать всю эту массу снега, чтобы добраться до ягеля и, обессилив, попросту умирают.

Ходить по сопкам нелегко, там крутые склоны, сильный ветер и холод, но рядом с оленями всегда должен быть человек, единственная защита от волков, медведей и даже орлов, постоянно посягающих на молодых оленят. Высоко в горах есть палатка дежурного, ее и все продовольствие нужно завозить вручную, на лыжах, покрытых камусом, таща за собой сани со всем снаряжением и едой.

Жизнь оленеводов сложно назвать простой - это физический труд, круглосуточная и круглогодичная работа без выходных за зарплату в 18 тысяч рублей. Быт в условиях, когда у тебя весной может грянуть мороз за минус 50 тяжелый, а еще нужно бегать по горам за оленями, выслеживать волков и решать вопросы снабжения в местах, где логистика отсутствует напрочь.  

У ребят есть связь, старая и плохо работающая рация, по которой они связываются три раза в день с базой совхоза, а еще есть место примерно в десяти километрах от палаток, куда добивает мобильная связь с крупного золотого месторождения. Всего полтора часа ходьбы по снежной целине и горам и можно позвонить в цивилизацию.

У ребят есть техника и выглядит это довольно киберпанково. Конструкция их советских палаток сделана из деревянных веток, бензопила еще восьмидесятых годов, лыжи, вручную покрыты оленьей шкурой, но они во всю пользуются ноутбуками и смартфонами. Вечером, когда заходит солнце ребята включают генератор и освещают палатки светом лампочек, заряжают ноутбук, с заранее закаченными фильмами и телефоны с видеороликами, которые уже помнят наизусть.

фото Филиппо Алебарди

А вот как живут ребята. Латаная-перелатаная палатка, внизу набросаны ветки, чуть выше оленьи шкуры, на перекладине сделанной из толстой ветки, висят какие-то предметы быта вроде рукавиц или налобного фонаря. Справа наш проводник Вова, а по центру отшельник-дежурный Миша. Ему 63 года, но у него даже ни одного седого волоса, живет почти все время в палатке дежурного прямо около оленей

Вообще многим ребятам понятно, что оленеводству скоро придет конец, никто из молодых не хочет идти в это дело, жить без благ цивилизаций в глухой тайге, где зимой можно умереть от холода, а летом попасть в лапы медведю так себе удовольствие. Но большинство из ребят, с которыми мы встретились всю жизнь в этом деле и уже не представляют себя в другом месте. Вова даже никогда не был женат, на вопрос есть ли у него жена он расхохотался и сказал что вон они, жены его бегают. А потом всерьез добавил: «Какая жена в таких условиях?». Сюда ее не привезешь, а в поселке бываешь раз в год или два.

Несмотря на это Вова кажется довольным своей жизнью и если что его всерьез и заботит, то это мысль, что скоро оленеводству на Колыме может прийти конец, ведь с каждым годом количество оленей и бригад тут все уменьшается. Впрочем, он не унывает и уверен, что в любой момент просто уйдет искать себе работу на Север, на Чукотку.

фото Филиппо Алебарди
Но чего не отнять - в тех местах определенно красиво, а смотреть на оленей, которые вдруг появляются целым караваном и вовсе божественно. 

Полную версию и другие посты читайте на канале Филиппо Алебарди в Telegram







Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-455-27-32

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

© AIGER, 2017