Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Воскресенье, 18 ноября 2018
-15 °C
Доллар 65.99
Евро 74.90

Колымский художник Николай Гетман: "Не просить у большевиков прощения"

"О смерти вовсе не думал и почему-то не верил в нее"

Столетие со дня рождения художника Николая Ивановича Гетмана (1917-2004) прошло более чем скромно. Материалов об авторе самого большого цикла “гулаговских” картин  в интернете совсем немного, и практически все они – сухое пунктирное изложение основных этапов биографии. Думается, что читателям будет интересно услышать живой голос художника, который мы постарались собрать в доступных нам источниках.

Николай Иванович Гетман родился 23 декабря 1917 в Харькове. Когда ему было только два года, мать умерла от эпидемии тифа, и в семье он остался с отцом и двумя старшими братьями – Петром и Александром. 

В 1932 Николай Гетман поступил в Харьковский художественный техникум, среди его известных преподавателей был ученик Репина Семен Прохоров. 

Через два года, 11 декабря 1934 в Харькове был расстрелян Александр Гетман - дело о “белогвардейском террористе” сфабриковали в начавшемся тогда “кировском потоке”. 

"В подвалах НКВД (памяти брата)"

Опасаясь дальнейшего преследования, семья разделяется : Петр уезжает в Москву, отец – в Днепропетровск. Николай остается в Харькове, и после техникума поступает в 1937 в художественный институт. На 3-м курсе, в 1940, он мобилизован, и начало войны застает уже в рядах Красной Армии.
За 4 года он дослужится до звания техника-лейтенанта, а войну закончит в Венгрии, участвуя в Балатонской оборонительной операции - отражении последнего крупного контрнаступления немецкой армии. 

В Днепропетровск он приехал в октябре 1945 года, чтобы навестить отца, где вскоре был арестован по доносу. Дело было так: компания художников собралась в кафе, и Гетман нарисовал на папиросной пачке виденную им на фронте немецкую карикатуру на Сталина, с подписью “СССР: скоро смерть сталинскому режиму”. 

Арестовали всех, а 24 января 1946 года Гетман получил свои 10 лет исправительно-трудовых лагерей  по ст. 54-10 ч. 2 УК УССР ("антисоветская агитация и пропаганда"). Первые несколько лет он отбывал в Тайшете (Озерлаг) , в конце 1950 был переведен на Колыму, в Севвостлаг - прииск Верхний Дебин.

“Мы, заключенные, много слыхали об артели, возглавляемой з/к Вадимом Тумановым рядом с прииском Верхний Дебин. Его бригада проводила зарезки шахт без конвойной охраны, что дало возможность выполнять и перевыполнять норму выработки, и, естественно, получать “усиленное” питание. 

Мы, и я в том числе, наслышанные об этом, гордились таким поворотом эксплуатации. Они, якобы были расконвоированными и мы верили чуду, что начальство дало слабину даже контрикам. Это правда, или нет, но одну из картин я посвятил такой “старательской артели” Вадима, с которым не пришлось мне еще встретиться в Москве.”

"Старательская артель Туманова"

О лагерном быте Николай Иванович вспоминал мало, все что хотел сказать - позднее вылилось в картины гулаговского цикла. 


“Меня иногда спрашивают о самочувствии, а точнее сказать - самоощущении человека в таких невероятных условиях, как лишение свободы. Организм обладает уникальной способность приспосабливаться, и возможности эти гораздо больше, чем мы можем предположить при нормальной жизни. 

О смерти вовсе не думал и почему-то не верил в нее. Постоянного страха не было, но состояние очень странное…Чувство опасности, обостренное до предела. Был начеку, но еще главное – я бы не выжил без веры, без глубочайшей уверенности в правоте добра над злом.”


Освободился он в августе 1953 года, по зачетам, отсидев 7 лет  10 месяцев и 18 дней. На воле устроился художником-оформителем в колымском поселке Ягодное, а в 1959 переехал с женой и сыном в Магадан.

Немаловажный штрих – реабилитирован Гетман был только в 1991 году, и то - без собственного участия.

“Мой сын Виктор Николаевич Гетман, проживающий в городе Днепропетровске (кстати, меня в нем судили на 10 лет и 5 в правах) обратился (без моего согласия) в днепропетровскую прокуратуру на предмет реабилитации отца и ему пришел положительный ответ. А мне она, как телеге пятое колесо. В 1934 году, когда коммунисты расстреляли моего брата Александра, очень много за все эти годы накопилось доказательств- не просить у большевиков прощения.

"Реабилитированный"

О реабилитации исчерпывающий ответ в моей тематической картине “Реабилитированный” , думаю дает вполне полный ответ и исчерпывающий. Он, реабилитированный, не имеет прав твердо стоять ногами на родной земле и пользоваться правами человека- он сидит на качелях в подвешенном состоянии. Так мною, художником, закомпонован замысел.” (Справка, которую держит герой картины – подлинный документ о реабилитации самого Гетмана).

В Магадане Николай Иванович освоил жизнь преуспевающего живописца: в 1964, хотя и после долгих мытарств, был принят в Союз художников СССР, писал тематические картины из жизни Чукотки, иногда занимался оформлением газеты “Магаданская правда”. Особенно критика выделила картину “Оленеводы”, ее репродукция была напечатана в “Огоньке” и “Юности”. 

Николай Гетман, 60-е

В 1974 прошла выставка к 20-летию творческой деятельности. Статья о ней в газете открывалась иезуитской фразой: “К нам на Север Николай Иванович приехал в конце сороковых годов”.

При этом параллельно “дневной” соцреалистической жизни, он вел совсем другую, “ночную”. Замысел цикла “ГУЛАГ-глазами художника” родился сразу после освобождения.

“Определился специфический метод моей работы, который словно вразрез идет со всеми установленными правилами создания картины. Не мысленно в условия “зоны” делать наброски, зарисовки, эскизы. Весь подготовительный материал для будущей картины концентрируется лишь в сосредоточенной душевной работе. Замысел в голове художника и чистый холст – вот с чего начинается произведение. Мало найдется художников-живописцев, которые согласились бы со мной.

Для этого надо иметь уникальные качества: точно определить, где и что будет изображено, рисунок на холсте наносится и пишется кистью одновременно, где тут же вступает в свои права цвет, но не краска. Необходимо всегда помнить общеизвестные каноны “о чем” и “как” изображать – раз, без колорита нет живописи – два.”

Работу он вел секретно, не говоря даже жене.

В 1976 Гетман переехал в Орел, гулаговскую тему в творчестве не оставляя.

“В 1989 году две картины я показал коллегам-художникам, бывшим фронтовикам, пригласив к себе в мастерскую, где получил резкий угрожающий отзыв с намеком на то, что я могу за такую “писанину” угодить на Колыму и надолго.”

Первый показ 50-ти готовых работ прошел только в 1993 году. Художник просил местные власти выделить деньги на издание каталога о ГУЛАГе, но администрация интереса не проявила. Причина универсальна и стара: отсутствие денег.

В 1995 на новой экспозиции работ в орловском драмтеатре, на которой был и А.И. Солженицын, губернатор Егор Строев заверял, что деньги для именитого земляка найдутся. Дело с мертвой точки не сдвинулось.

"Сопки Магадана"

Николай Иванович обратился в американский Джеймстаунский фонд. 

“Первый показ моих работ был в Вашингтоне, в правительственном здании Капитолия, в мраморной ротонде, где на 50 мольбертах (без рам) были выставлены 50 картин. Второй показ в здании Сената в Вашингтоне. А дальше: американский проект, показать все работы в 10-ти штатах Америки. 

Слушания Конгресса США о коллекции Гетмана

С 12 марта по 31 декабря 1999 года картины были экспонированы в штате Мичиган, в городе Гранд Рапидс (родина Форда). Сейчас проект предусматривает показ в калифорнийском штате. Все открытия с моим присутствием.

Казалось, зачем американцам все это? Оказывается, они своим потомкам показывают две идеологии, которые приводят к тупиковым последствиям. Это идеологии фашизма и коммунизма.”

"Лагпункт Верхний Дебин"

На родине в 2000 году Гетман издал на свои средства 5 скромных буклетов: плотный лист А4, поделенный на три части. Памятование о лагерных временах оставалось  невостребованным. В письме к магаданскому писателю А. Бирюкову он перечислял реалии современного беспамятства.


“В России десять лет как зарегистрирована Российская ассоциация жертв политических репрессий, в которую входят 89 областных ассоциаций и десятки автономных, в том числе, естественно, и Орловская, которую я возглавлял 8 лет (с сентября 1992). Сейчас районным судом города Орла нашу ассоциацию (областную) ликвидировали по иску областной юстиции 21 июня 2000 года (знаменательная дата).

Вот вам штрих – чтобы даже упоминание о жертвах репрессий было вычеркнуто из душ орловских (Орловская область, как и некоторые другие области России с красным и розовым осадком).Не буду еще и еще приводить примеры: вся Россия отмечает 30 октября день памяти жертв политических репрессий, а орловская администрация отмечает 11 сентября день памяти Ф.Э.Дзержинского - возлагает цветы к памятнику ФСБ в Орле.

Я встречался с бывшим узником Колымы Георгием Степановичем Жженовым и меня удивила его солидарность с Г.А.Зюгановым. 

Я ему рассказал байку о том, как любимый лидер коммунистов на мою просьбу открыть в московских залах мою выставку, где произнести всего три слова: ”Это больше не повторится”, он ответил:”Во-первых, мне было три годика и я не обязан искать палачей и сводить счеты”. Это оказывается давно пройденный этап; как этап Афгана, Чернобыля, Чечни и наконец Гулага.” 


В последние годы жизни Гетман успел поучаствовать в оформлении музея ГУЛАГа, открывшемся в 2004 году. 29 августа того же года Николая Ивановича не стало.



Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-237-81-99

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

© AIGER, 2017