Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Суббота, 23 ноября 2019
-8 °C
Доллар 63.71
Евро 70.52

Как можно сесть на 12 и 11 лет за преступления, которые не совершал


Все, что произошло в 2015 году с осужденными Николаем Сластеном и Станиславом Скляром является правдой, хотя и похоже на сюрреалистичный вымысел. Но, к сожалению, таких дел год от года становится только больше.

Подсадной покупатель

Фабула данной истории совершенно банальна, хотя, конечно, противозаконна. Двое ребят употребляли наркотики и были знакомы на этой почве. Все произошло в августе 2015 года, когда, встретившись и катаясь на машине, Николай Сластен  осуществил сделку по продаже наркотического вещества подсадному покупателю – Ярыгину (фамилии героев публикации, кроме осужденных, изменены). Ярыгин, к слову, в тот день несколько раз звонил Николаю, чтобы купить вещество, и, в конце концов, тот сдался и пошел на сделку – продать наркотик, который брал для себя. В тот день Ярыгин «закупал» его с сотрудниками ФСКН. Когда факт передачи денег произошел, Николай пошел в машину, где его за рулем ожидал Станислав. Выбежавшие полицейские скрутили обоих. Причем у владельца машины также обнаружили несколько пакетов с курительной смесью, правда совершенно иного содержания, что позже подтвердила экспертиза. Однако их «дело» свели в одно и осудили за сбыт наркотиков по предварительному сговору. Сластен получил 12 лет строго режима за продажу 1 грамма наркотика, Скляр – 11,6 лет.

Схема с адвокатом

Естественно, цель данной публикации – не оправдание продажи или употребления наркотиков. Речь о том, что, даже оступившись, пусть и наркоман, не лишается прав человека, права на защиту, на честное следствие и справедливый приговор. Но в итоге, кажется, получилась совсем другая история.

После ареста на месте преступления, по словам Николая Сластена и Станислава Скляра (в редакции есть заверенные подписями письма), их отвезли в отдел РУ ФСКН, предварительно применив жесткие меры задержания. Здесь, в отделе, следователь Кычев  приковал Станислава к батарее, пока допрашивали Николая. Из письма Скляра: «Рядом находился кабинет, из которого я слышал, как избивали Сластена, а затем из кабинета вышел сотрудник РУ ФСКН. Дергая меня за уши, он говорил, что сейчас будет допрашивать, пугая этим. После него вышел сотрудник Кычев и приказал нам говорить то, чего на самом деле не было. Вначале я не говорил, нас меняли местами со Сластеном, пристегивали обоих к батарее, выходили к нам и угрожали, что еще подкинут наркотики, и как в тюрьме нас будут насиловать, что они позвонят на тюрьму и испортят нам жизнь и многое другое, все и не вспомнить. Нам не давали ходить в туалет, не давали пить, спать, под утро я сдался и стал говорить то, что им было нужно, и, соответственно, подписал это».

То же самое сделал и Сластен.  Никакого освидетельствования побоев не было, арестованным приказали молчать.

А утром к ребятам пришел спаситель – адвокат Буристов, хотя никто из них его не вызывал (позже выяснится, что это сделали сотрудники ФСКН). Он пообещал защиту и содействие, на что парни, находясь в глубоком стрессовом состоянии быстро согласились. Позже прошел обыск дома у Скляра, где ничего не нашли, после которого суд определил ему 6 суток ИВС. Из письма Скляра: «Пока я сидел на ИВС, я рассказал сокамернику свою ситуацию, на что он мне ответил, что меня тупо разводят и запугивают и посоветовал все же обратиться в следственный комитет и подать заявление на избивавших меня сотрудников. Заявление у меня приняли, но когда я возвращался домой, возле дома караулил следователь Кычев на машине. Он вышел и пригрозил, что если я не заберу заявление, то окажусь в бочке на дне моря, а моя жена не родит. Я позвонил адвокату Буристову, который предложил встретиться в здании РУ ФСКН. Там он мне предложил взять еще наркотического вещества и спрятать его в лесу, а после выдать сотрудникам. Я отказался. Тогда он предложил выплатить ему сумму в 1 млн рублей, так как с такими деньгами есть лазейка, чтобы уплатить какой-то штраф и все будет шикарно. Я также отказался, сказав, что не владею такой суммой. Затем он попросил хотя бы 500 тысяч рублей за защиту в суде, только просил сказать сотрудникам, что сумма была меньше. Я снова отказался, сославшись на отсутствие средств, на что он заявил: «тогда говори, что хочешь, и подписывай, и разбирайся сам».

Именно тогда Станислав Скляр понял, что дело нечисто и нанял другого адвоката. Но, как видите, схема могла бы и сработать, если бы он согласился найти и уплатить сумму. Вряд ли это помогло «скостить» срок, но абсолютно понятно, куда ушли бы отданные деньги.

Слепая фемида

Новый защитник тут же выявил огромное количество несоответствий в деле.  Наркотики были разные по составу, на пакете с наркотиком Сластена были отпечатки лишь больших пальцев Скляра.  Как он позже вспомнил, кто-то из сотрудников хотел приложить к его рукам пакет, но Скляр успел растопырить пальцы. Адвокат пытался доказать, что двумя пальцами ничего сделать, тем более передать пакет, невозможно, но следствие не сочло это доказательством, как и якобы «прибыль» Николая Сластена в качестве соучастника продажи наркотиков – всего 50 рублей. То есть человек рисковал свободой ради 50 рублей, и никого это не удивило – ни следователей, ни суд.

Кроме того, протоколы судебных заседаний наводят на мысли о  явных нарушениях. На суде оба отказались от первоначальных показаний, заявив, что те были подписаны под давлением, но суд не принял их к сведению. Не возникло вопросов и к понятому, который присутствовал при обыске машины, заявив на суде, что незадолго до этого выпил пива, то есть был пьян. Свидетель Ярыгин (сам имеющий несколько судимостей за хранение наркотиков) на первом заседании заявил, что не был в курсе каких-либо договоренностей между Сластеном и Скляром не покупал наркотик у второго. Но на втором заседании он уже меняет показания (хотя со Скляром они знакомы 16 лет) и говорит будто была схема продажи, предварительный сговор обвиняемых. Суд также не удивили эти противоречия, как и то, что изъятый наркотик у одного и второго были разные по составу. Сообщения об угрозах и избиениях суд не принял ко вниманию, собственно, как и не возымели действия все обращения по этому поводу во всевозможные инстанции. Суд не смутил отсутствие у Скляра следов краски от меченых денег при понятых и еще большое количество несостыковок. Но судья сказал свое слово.

Послесловие

Из письма Николая Сластена: «На суде я пытался добиться справедливости, и Стас пытался, но все закрыли глаза на все наши доводы. Мне дали 12 лет лишения свободы за 1 грамм курительной смеси в виде табака. 12 лет за то, что я хотел покурить. Сговора не было и как такового сбыта тоже. Я просто наркозависимый человек, который попал под раздачу».

Из письма Станислава Скляра: «Я не знаю к  кому обратиться, мне нужна помощь. Жена уже у меня с ребенком, родила сына. Я очень хочу к ним. Может, я только зря пишу про адвоката и сотрудников РУ ФСКН, может опять мне только хуже сделают, если они узнают, что я не успокоился. Ведь у них больше силы и власти надо мной, и меня убьют здесь в душе или туалете. Заплатят кому-нибудь и все. Никто не хочет разбираться с ними и вообще связываться. Боятся что ли. Денег у меня больше не осталось, все, что с женой копили, ушло на адвокатов и защиту. Я не знаю, что делать теперь. Дома жене есть нечего, а она мне еще передачки собирает и носит, хотя это я должен обеспечивать семью. Не знаю, сколько я еще вытерплю здесь, как представлю, что такой большой срок, сдерживаюсь, чтобы не покончить с собой. Если меня уже не будет, знайте, я говорил правду. И разберитесь со следователем Кычевым К.С.»

Как помочь?

Если вы имеете юридическую практику и заинтересовались делом Николая Сластена и Станислава Скляра или просто неравнодушны к судьбам молодых людей, просьба написать на почту vesmatoday@gmail.com Согласно ч. 3 статьи 413 УПК РФ, возобновление производства по уголовному делу возможно ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, к которым относятся:

1) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления;

2) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления;

3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела.

Материал предоставил Андрей Гришин

Загрузка...




Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-455-27-32

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

18+

© AIGER, 2017