Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Воскресенье, 26 мая 2019
5 °C
Доллар 64.61
Евро 72.32

"Скорая-Камаз": почему проект заглох в Магаданской области?


- Это безумие!

- Это политика.

Х/ф «Пираты Карибского моря-3»

Перенасыщение жизненного пространства информационными потоками сыграло с нами злую шутку: новости не задерживаются в наших головах дольше одного дня. Кто, к примеру, сегодня вспоминает об автомобиле скорой помощи на базе шасси КАМАЗ - громком, заявленном на всю Россию проекте недавнего губернатора Магаданской области Владимира Печеного?

Всеми забытый, пилотный экземпляр этой чудо-техники стоит на открытой стоянке Магаданского автоцентра КАМАЗ, что на Марчекане. Поставили его туда сразу после пробного пробега по Колымской трассе в апреле 2017-го. И никого еще на нем не спасли. А как красиво все начиналось!..

«Вам нужно? Делайте»

Началась история, напомню, осенью 2015 года, после проведения Всероссийского форума ОНФ по здравоохранению, на котором магаданский делегат Сергей Зеленков поднял вопрос о состоянии специализированного автопарка экстренной медицинской службы.

Неискушенных, в том числе президента РФ, удивил его рассказ о транспортировке из поселка в районную больницу по зимнему тракту больного, замотанного в одеяла, на носилках, стоящих на полу УАЗа-«булки», о замерзающих в машине растворах, отсутствии в салоне нормального освещения, полном отсутствии связи и т.д., хотя жители колымской глубинки испытали, да и продолжают еще испытывать все это на себе.

Как выяснилось, схожая ситуация, несмотря на существующие ГОСТы и требования к техническому и медицинскому оснащению автомобилей «скорой», сложилась фактически во всех российских регионах. По крайней мере, в отдаленных от крупных городов населенных пунктах, где вопрос транспортировки больных в лечебные учреждения особенно актуален.

Проблема была озвучена, осмыслена и признана, больше того – правительство страны выразило готовность профинансировать программу модернизации автопарка скорой помощи, благо у отечественного автопрома разработки моделей в соответствии с целями и задачами экстренной медицины имелись – те же «Соболи», причем при необходимости Горьковский автомобильный завод принимал заказы на производство машин в северном, «утепленном» варианте.

И тут на сцену, то есть в кабинет лидера страны, на белом коне, то есть, с идеей создания суперпроходимого автомобиля «скорой» на базе шасси КАМАЗ и пылкой речью о совершеннейшей необходимости такой техники для территорий с суровым климатом и направлениями вместо дорог, явился магаданский губернатор.

Владимир Петрович сумел убедить в этом федеральный центр и уважаемый концерн КАМАЗ, которому поручил разработку проекта - без каких-либо консультаций со специалистами, работниками скорой помощи, которым предстояло работать на данном автомобиле: а что, собственно, он должен из себя представлять?

Не то пальто

В результате получилось вообще не то, чего требует функционал службы скорой медицинской помощи. Во-первых, приказами Минздрава РФ работа автомобилей «скорой» ограничена 20-минутной зоной доезда до места вызова. Заметьте, там, где есть дороги!

Эвакуация больных и пострадавших из труднодоступных мест – задача специализированных спасательных служб (МЧС, ТЦМК), «скоропомощники» туда лезть не имеют права. И зачем им тогда, спрашивается, крупногабаритный внедорожник, рассчитанный на дальние поездки, и отнюдь не по городским дорогам и дворам?

Во-вторых, в приказах того же Минздрава РФ четко указано: бригада скорой помощи может взять на борт только одного больного и одного сопровождающего, меж тем кунг «скорой-КАМАЗа» рассчитан на госпитализацию двух лежачих больных.

Также кунг предполагает наличие большой бригады медиков на случай проведения операций в походных условиях, и это в-третьих, потому что стандартная комплектность бригад скорой помощи – два фельдшера (врач и фельдшер) и водитель-санитар, а в районах Магаданской области в составе бригады работают в основном два человека – медик и водитель. Воображаю, как они вдвоем с носилками наперевес скачут вокруг этакой махины.

Автомобиль функционально не подходит для оказания скорой медицинской помощи. Но его так назвали. Зачем? Затем, что так было нужно одному руководителю. То ли захотел заработать на проекте - политические очки или что-то еще, то ли решил сделать по-своему в отместку не в меру разговорчивым магаданским «скоропомощникам».

Ни модулей, ни боксов

Профессионалы-медики и активисты ОНФ пытались объяснить, что если проект и может быть полезным, то не для «скорой», а для территориального Центра медицины катастроф (ТЦМК, в народе – Санавиация). 

Задача именно этого подразделения – эвакуация больных и пострадавших из труднодоступных мест. Авиацию для этого возможно или целесообразно использовать не всегда, вот в таких случаях и пригодился бы КАМАЗ. К тому же, бригады ТЦМК расширенные и формируются врачами.

Работники Центра медицины катастроф не возражали, но еще на стадии презентации проекта внесли предложение: оснастить медицинский отсек съемными модулями, предназначенными на разные случаи оказания экстренной врачебной помощи, поскольку предусмотренное разработчиками «скорой-КАМАЗа» медоборудование класса В (фельдшерский вариант) для их работы не годится.

Предложение единственного потенциального эксплуатанта автомобиля было проигнорировано. Заказчик продолжал транслироваться на всю страну, зажигая массы своей идеей и подогревая интерес исполнителя заверениями, что машина, несмотря на ее внушительную стоимость – 10,5 млн руб. (это не считая миллионов, потраченных концерном на разработку проекта), будет пользоваться большим спросом. Дескать, для одной только Колымы понадобится десять таких авто, чтобы в каждом районе – минимум по одному.

Если не давать фантазии разыграться, представляя, как фельдшер и водитель вдвоем справляются со своими задачами на грузовике, возникают вопросы: а есть ли при районных больницах теплые боксы, настолько большие, чтобы туда мог встать КАМАЗ? На улице его хранить – не дело, да и накладно очень по деньгам на топливо выходит. Топлива и без того на грузовик намного больше будет уходить, чем на «Соболь» или Газель». И запчасти на него надо покупать, и техобслуживание проводить. Найдутся в поселках соответствующие спецы и сервисные центры?

На выставке и в жизни

В конце 2016 года на столичной выставке состоялась презентация первого в мире грузовика-«скорой помощи». Большой, красивый, белый. По борту надпись: «Северо-Эвенская районная больница».

По словам губернатора, данная машина должна была отправиться в самый отдаленный район Колымы. Ну и что, что во дворе Северо-Эвенской райбольницы уже стояли (и сейчас стоят) на мертвом приколе вездеход и снегоболотоход, тоже недешевые и тоже предназначенные для оказания помощи людям в разных медвежьих углах, но ни разу не использованные с этой целью.

Свежайший пример: вывоз в середине марта из оленеводческой бригады заболевших детей на санитарном вертолете. Рейс обошелся бюджету в 1,5 млн руб. Рейс вездехода или снегоболотохода до райбольницы обошелся бы в десятки раз дешевле. Наверное, просто не догадались их завести. Или вездеходы не завелись? Или некому на них ездить?

Ну, и встал бы в рядок с «выставочной» вездеходной техникой еще и грузовик – что за печаль? Однако этого не случилось, что лишний раз подтверждает подозрение в разыгранном перед почтенной публикой представлении вместо серьезных намерений действительно улучшить качество и доступность медицинской помощи населению области.

В этой истории вообще много расхождений слов с делом. Сказали, что машина чуть не сразу с презентации пойдет своим ходом в Магадан, таким образом обеспечив себе достойные ходовые испытания. Вместо этого ее отправили железной дорогой и морем. Торжественная встреча «скорой-КАМАЗа» в Магаданском морском торговом порту состоялась в марте 2017 года.

Заявили, что перед постановкой на конвейер пилотную машину испытают в суровых условиях Крайнего Северо-Востока. Вместо этого КАМАЗ в сопровождении «технички» и, разумеется, отряда журналистов с телекамерами прогнали до Сусумана и обратно (1400 км) в апреле, когда морозы на трассе уже не страшные, не ниже -30 Со. Сурово, ничего не скажешь…

«Лови мышей, а не нас»

Нельзя не отметить, что даже в достаточно комфортных условиях, в которых проводились испытания, не все прошло гладко.

Уклонившись от встречного большегруза на зауженном участке дороги, водитель КАМАЗа не смог выровнять ход и въехал в сугроб, откуда его потом вытаскивала «техничка». Профессионалы считают, что причиной происшествия стала пневмоподвеска. Рессоры, говорят они, справились бы с задачей лучше.

Посмотреть на эксклюзивную машину можно на открытой стоянке КАМАЗа. Март 2019 

Участники испытаний на личном опыте убедились, как трудно даже здоровому человеку забираться в кунг по вертикальной лестнице, ведущей к боковой двери. Что говорить о больных?

Да, для их погрузки на борт в торце фургона предусмотрен гидроподъемник, и он оказался самым уязвимым узлом. Потому что при -50 Со замерзают любые технические жидкости, следовательно, есть вероятность выхода подъемника из строя. Во время испытательного пробега жидкость в гидроподъемнике потекла при щадящей температуре атмосферного воздуха.

Но главное: дублирующего механического устройства у подъемника нет. И как быть? Без него лежачего больного либо невозможно будет погрузить в машину, либо выгрузить – в этом случае он окажется в мышеловке, и хорошо, если «пленник» не страдает клаустрофобией.

Конечно, испытания и проводятся для того, чтобы выявить и устранить технические недочеты модели перед ее запуском в поточное производство. Но для этого, насколько я понимаю, у производителя должна быть стопроцентная гарантия востребованности своего продукта. А если вместо гарантии – неоплаченные счета?

Грабли против касок

Пробег по трассе завершился, фанфары отзвучали, по ТВ прошли отполированные репортажи о поездке, за ними – сообщения в сети о сотне предварительных заказов, поступивших на завод-изготовитель из регионов – Республики Саха, Хабаровского края, Приморья, Алтая, русского Севера.

Потом все резко оборвалось. В течение последующих двух лет – никакой информации о состоявшемся приобретении «скорых»-грузовиков конкретным регионом, или отзывов тех, кто на них работает, или описаний героических случаев спасения людей. Ни-че-го. Единственное вещественное доказательство того, что вся эта шумиха была не массовым гипнозом, а реальностью, - сам автомобиль, печально белеющий из-за забора «камазовской» стоянки.

Почему в Магадане, а не в Эвенске? Почему стоит, а не приносит пользу людям? Почему у машины до сих пор вместо бортового номера – табличка со словом «испытания»? Да потому что регион так и не рассчитался с заводом - ни за нее, ни за разработку модели. По словам заместителя генерального директора по продажам автотехники Магаданского автоцентра «КАМАЗ» Николая Жечева, долг «повис» на колымском подразделении концерна, тем самым поставив его в крайне неудобное положение. Периодические напоминания о нем региональным и федеральным властям эффекта не дают.

Попытка взять комментарий в областном минздраве оказалась безуспешной. Да я, честно, особо и не рассчитывала. Какая радость новой администрации отвечать за чудачества предшественников?

Но выводы из этой бесславной истории нужно сделать всем, чтобы в следующий раз вновь не наступить на грабли чьего-то самопиара. Или каску хотя бы надеть, что ли.

Впрочем, возможно, это еще не конец. Как сказал Николай Жечев, в четвертом квартале прошлого года концерн КАМАЗ продал две единицы «скорых»- грузовиков на Урал, еще одна машина недавно ушла в Норильск. Подождем новостей.

Саша ОСЕНЕВА

Статья опубликована в газете "Колымский тракт"

Загрузка...




Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-455-27-32

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

© AIGER, 2017