Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Понедельник, 19 ноября 2018
-3 °C
Доллар 65.99
Евро 74.90

Мнение: "Хочу, чтобы мое тело после смерти сожгли". В Магадане


Мнение опубликовано в газете "КТ" № 22

Я ВАШУ ВОЛЮ УВАЖАЮ. УВАЖЬТЕ И ВЫ МОЮ

В апреле этого года я помогал знакомым в проведении похорон, ездил на городское кладбище. Три месяца уже прошло, но до сих пор вспоминаю о посещении нашего погоста с содроганием. Дело не в том, что сие скорбное мероприятие оказалось слишком тяжелым для психики. К смерти, к самому факту того, что наша жизнь на Земле конечна, отношусь спокойно, без страха. Все там будем.

До глубины души поразил облик действующего кладбища. Не покоем и тихой печалью оно дышит, не помогает людям, провожающим родных в последний путь, смириться с утратой - отнюдь нет!

Неопрятное, какое-то голое - почти без растительности, хаотично «заселенное», с массой брошенных могил, с разбитыми колеями узких дорог, на которых грязи по колено. Это не фигура речи: домой приехал в брюках, извоженных глиной до колен и выше. Естественно, застрял там, в этой жиже. 

Спасибо добрым людям на внедорожнике, вытащили машину, взяли на буксир. Народ к могилкам своим, стараясь не заляпаться, как кузнечики скачут, с кочки на кочку.

А могила! Ох… Гроб опускали в воду! Грязную талую пополам с грунтовыми водами. Откачивать, объяснили, бесполезно: тут же опять натечет. Начали засыпать - полумерзлые комья глины не по крышке застучали, а в воде забулькали: плюх, плюх. 

Не удивительно, что два-три месяца – и могильные холмики проваливаются, кресты-памятники заваливаются, надо по новой засыпать, ровнять.

Посмотрел я на все это и окончательно утвердился в мысли: не хочу, чтобы меня вот так же, в гробу из ДСП, в воду, в стылую грязь. Чтоб потом провал вместо холмика. Чтобы родные копили деньги на памятник, оградку, покупку щебня. Не хочу!

Хочу, чтобы мое тело после смерти сожгли. А с этим в Магадане сложность: нет крематория, нет специально отведенного земельного участка, где можно было бы разложить погребальный костер.

И это странно, неправильно, потому что Федеральным Законом РФ «О погребении и похоронном деле» от 12.01.1996 №8-ФЗ предусмотрено сожжение тела умершего наряду с захоронением в землю.

Пожалуйста, статья 3: «Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами РФ)».

Таким образом, отсутствие альтернативы кладбищу нарушает законное право жителей Магадана быть погребенными согласно их воле и религиозным убеждениям. Замечу, что далеко не все жители областного центра - христиане, мусульмане и иудеи, которым вера предписывает хоронить своих покойников в земле.

Есть еще представители коренных малочисленных народов Севера и буддисты, у которых покойников традиционно сжигают на кострах. 

Есть магаданцы (и их, между прочим, все больше), придерживающиеся исконных представлений о жизни и смерти своих предков-славян, а славяне предавали своих покойников огню. Есть атеисты, которым просто не нравится эстетическая, экологическая, экономическая и т.п. сторона вопроса о закапывании в могиле.

Не собираюсь никому навязывать свою точку зрения, с уважением отношусь к любой религии, если она не причиняет человеку вред и не делает попыток вторгаться в дела государственные, коим, в частности, является погребение умерших граждан. В ответ я вправе ожидать от других такого же уважения к своим взглядам на мир, не так ли?

То есть, иными словами, жители Магадана, желающие, чтобы по смерти их тела были преданы огню, имеют на это право не только по закону, но и по совести. Право, которое на сегодняшний день муниципалитетом, ответственным за эту часть общественного бытия, не обеспечено.

Из местной прессы знаю, что в 2016 году мэрия пыталась обеспечить гражданам право выбора, дав добро на частную предпринимательскую инициативу по строительству крематория. Наслышан и о нападках из-за этого решения на руководство города со стороны некоторой части населения.

Нападки, по моему убеждению, совершенно не обоснованные: во-первых, они противоречат федеральному законодательству, во-вторых, генерировались от имени всех жителей города, что является неправдой.

Тем не менее, тема строительства крематория после шумной полемики угасла и всплыла только в июне 2018-го, в анонсе о проведении муниципалитетом общественных слушаний по земельным вопросам, в том числе по отведению земельного участка под крематорий на объездном шоссе. И что же: в последний момент этот вопрос был снят с обсуждений!

Зря. В этом вопросе на стороне мэра Магадана Юрия Гришана и предпринимателя, вкладывающегося в проект, закон, здравый смысл и, как показал недавний соцопрос «Весьма», значительная часть горожан. Не только тех, кто сам не хочет уходить в землю. 

Поймите: многие, честно отдавшие Северу трудовые годы и здоровье, не уезжают на заслуженный отдых в теплые регионы только оттого, что здесь похоронены их близкие. Они не хотят оставлять без пригляда могилы. Вопрос решил бы крематорий, ведь вывезти на материк урну с прахом не в пример проще и дешевле, чем «груз 200».

Более целесообразно, нравственно, экологически и эпидемиологически грамотно сжигать в печи биоматериалы, поступающие из операционных и прозекторских, а у нас их, как я понял, до сих пор закапывают на кладбище в канавках, между секторами. Дождемся когда-нибудь эпидемии, тьфу-тьфу!

Два слова об экономическом аспекте. Считаю, что строительство и содержание крематория должно производиться с участием муниципальных бюджетных средств. Возвращаемся к статье 3 ФЗ-8: гражданин России имеет право быть погребенным по смерти одним из трех способов.

Этим же законом функции по погребению возложены на органы местного самоуправления. Таким образом, крематорий, как и кладбище, - тоже зона ответственности муниципалитета. Данный объект может стать классическим примером частно-государственного партнерства. 

Само собой, и социальная помощь в погребении определенным категориям граждан в равной доле должна распространяться как на тех, кого хоронят в землю, так и тех, кого предают огню.

Предвижу упреки: «Где же городу взять столько денег? Их сейчас не хватает, чтобы кладбище в порядок привести, а ты еще про расходы на крематорий!». 

Есть вариант, дешевый и абсолютно реальный. Его и сегодня используют в отдаленных национальных селах Магаданской области. Единственное, не знаю, по согласованию с местными органами власти или самостоятельно.

Имею в виду сожжение умерших представителей аборигенного северного населения на кострах по обычаю предков. Все, что для этого действа нужно, - обширная безлесая поляна и дрова: сухостой, смолистые ветки стланика.

Сухого леса на месте старых горельников у нас хватает, с разрешением на санитарную вырубку больших проблем быть не должно. Осталось найти подходящее место – чтобы и за чертой Магадана, и в стороне от других населенных пунктов, и в то же время не слишком далеко. И чтобы там можно было соблюсти все меры противопожарной безопасности. 

Сколько стоит бюджету выделить один-два гектара земли для этой цели? Не думаю, что много. Не больше, чем выделить 40 гектаров под новое кладбище.

Предлагаю руководству мэрии Магадана в ожидании более «тучных» в финансовом смысле времен рассмотреть этот вариант соблюдения федерального законодательства о погребении. Если сочтете нужным, проведите по этому поводу опрос населения, изучите общественное мнение. Только опрос должен быть независимым.

Есть у меня еще примечание, которое я адресую представителям Магаданской православной епархии, скептически относящимся сообразно своим религиозным убеждениям к кремации в целом и к строительству крематория в Магадане в частности.

На самом высоком месте нашего города – на пересечении улиц Полярной и Потапова - расположено первое магаданское кладбище, давно не действующее, но, безусловно, представляющее большую историческую ценность.

Здесь похоронены такие знаменитые люди, как профессор А.К. Болдырев, геолог А.Х. Алискеров, летчики и экипажи морских судов. Первостроители, первопроходцы. Многие из них, однозначно, были глубоко верующими людьми.

Несмотря на многочисленные обращения к городской власти неравнодушной общественности, и даже гражданские инициативы школьников из 13-й гимназии, кладбище остается заброшенным. Оскверненные надгробия, разбитые таблички, вывернутые кресты, развороченные ограды. Словом, мерзость запустения.

Самое для меня удивительное в этой печальной истории – то, что по соседству с первым кладбищем стоит православный храм Святого Духа. Территория храма отгорожена от погоста трехметровым железным забором.

Как же так? Для православного человека кладбище – место будущего воскресения, будущей новой жизни. Само название в русском языке произошло от слова «класть», «клад». Священники храма Святого Духа учат свою паству, что покойников не «закапывают», а именно «кладут» - в ожидании воскрешения. И при этом совершенно равнодушны к тому, что за железным забором у них – разоренное кладбище. Место будущего воскресения христианских душ.

Насколько мне известно, священники храмов, монахи на Руси всегда несли бремя забот по содержанию близлежащих захоронений. Поправляли ограды, обновляли кресты, в положенные дни служили заупокойные службы. Почему в Магадане не так? Почему забота о душах усопших у наших священников ограничивается исполнением заказов прихожан на отпевание?

Я верю в то, что вижу. И делаю из увиденного выводы. Из того, что наблюдаю на первом городском и действующем кладбищах, вывод для себя сделал однозначный и уже завещал своим родственникам: после смерти предать мое тело не земле, а огню. И хотелось бы, чтобы это произошло цивилизованно, в рамках предоставленного мне законом права.

Павел ГАТОВ (публикация газеты «КТ» №22) 


Читайте также: 





Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-237-81-99

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

© AIGER, 2017