Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Понедельник, 19 ноября 2018
-4 °C
Доллар 65.99
Евро 74.90

"Далеко и близко": география с точки зрения дальневосточника


Практически каждый житель Восточной окраины России хоть раз в жизни сталкивался с ситуацией, когда его знакомец из западной части страны просил передать привет его «соседу», живущему за 600-700 километров от него. 

Во всяком случае, меня, жителя Хабаровска, регулярно просят передать привет (а то и посылочку) в Благовещенск (700 км) или во Владивосток (750 км). Особо внимательные собеседники даже передают приветы в Петропавловск-Камчатский (2000 км) или Южно-Сахалинск (911 км). А уж фразы типа «Таиланд-то у вас рядом» или «Вы же с Китаем соседи» и совсем вводит в ступор.

Когда-то мне казалось, что проблема в том, что люди в школе плохо изучали географию, надеясь на извозчиков. Ну, есть, конечно, и такие. Особенно на федеральных каналах. То у них область Приморская, то край Амурский. 

Но в массе своей речь идет совсем о других вещах. Место жительства человека всегда находится в центре. А остальное – чем дальше, тем сильнее сжимается. Я же сам нередко в разговоре помещаю Калугу или Тулу в Подмосковье.

Вот и пришло мне в голову порассуждать, как располагается пространство для нас, жителей Дальнего Востока. Понятно, что «порассуждать» об этом мне удобнее из Хабаровска. Вот от него и начнем.

Есть «базовые» точки, образующие систему координат дальневосточника. То есть такие места, после которых начинается безусловное и для большей части населения абстрактное «далеко». Во-первых, это «запад». Поехать «на запад», вернуться «с запада» - фраза, которая постоянно вводит в заблуждение неместных людей. 

Местные же точно знают, что «на западе» - это не в Европе и не в Америке, а просто указание на направление. Место, с которым ассоциируется «запад», для говорящего связано, как правило, с предельной точкой, где ему довелось побывать. Это может быть не только Москва, Краснодар или Санкт-Петербург, но и Новосибирск, Красноярск или даже Иркутск с Читой.

С «востоком» тоже не все просто. Вполне понятно, что нужно обладать большой долей фантазии, чтобы осознать, проживая здесь, Турцию или Иран в качестве «востока». Впрочем, есть и такие варианты. Однако чаще «восток» ассоциируется с Японией и Кореей. Восточные товары – это именно оттуда. Китай, кстати, тоже порой выступает в качестве «востока». Но тогда речь идет о «нашем», северном Китае.

Еще одной точкой координат для хабаровчанина будут «севера». Они тоже бывают разными в зависимости от его биографии, профессии, семейных и прочих традиций. «Севером» может оказаться относительно близкий Николаевск-на-Амуре или чуть более далекий Охотск. А для кого-то «севера» - это тундра и полюс холода под Оймяконом. Далеко не для всех, хотя и для многих, «севером» будет Магадан. Тем не менее, координата присутствует: «север» - это там, где холодно так, что жить невозможно.

С югом проще. Юг (и это вполне традиционно) - место, куда мы ездим отдыхать. Отсюда и географическая специфика «юга». Традиционный юг, идущий от советских времен, это прибрежная зона Приморья. 

Леонид Бляхер, профессор ТГУ

В постсоветские годы к этому югу добавились курорты Северного Китая. Позже - Хайнань, Таиланд, Бали, остров Сайпан и т.д. В зависимости от материальных возможностей  понятие «юг» располагалось географически в очень разных местах. Важно то, что и юг, и север, и восток с западом здесь иные. Это и задает особую - региональную - модель пространства. Ее я и попробую описать.

Можно выделить несколько пространственных «кругов», образующих мир жителя Хабаровска. Первый – «совсем близко». Он начинается у ближайшего дачного поселка и тянется на несколько сотен километров вокруг. Здесь ходят автобусы и электрички. 

Это пространство так или иначе завязано на обычные хозяйственные и социальные практики, традиции совместного отдыха, на все то, что именуется умным словом «повседневность». Или еще проще – «жизнь».

Дальневосточные расстояния большие, а километры здесь длинные и путанные. Но дальневосточники к ним привыкли. Потому «близко» может быть километров 200, а то и больше. Например, из Хабаровска в Биробиджан или наоборот (174 км) чаще не «поедут», а «смотаются». 

Быстро так. Туда и обратно. Примерно, как из Бутово в центр Москвы. В ЕАО ездят на охоту. Фазаны там сказочные. Говорят, что хороша и кабанья охота. Но сам не был. И что за проблема – проехать сотню-другую километров ради настоящего мужского удовольствия.  На рыбалку тоже лучше километров за 200-300. Только уже на север, а не на запад. Это все «совсем близко».

Чуть подальше, но тоже «близко» расположен треугольник Владивосток – Комсомольск-на-Амуре – Благовещенск. Это где-то 500 – 700 км. Туда уже не «смотаться», а «поехать». Можно даже «полететь», если речь идет о Владивостоке. 

Собственно, границы «близко» задаются не столько в объективной протяженности, сколько в доступности. Скажем, Ванино от Хабаровска (540 км) далеко - очень трудная и не очень удобная дорога, которую начали облагораживать еще лет двадцать назад, но все никак до конца не доведут. Правда, сейчас порт стал «ближе» - туда стал ходить рейсовый автобус.

Есть и второй параметр: как пространственно расположены друзья (социальные связи). Здесь и Николаевск-на-Амуре с его «зимником» вместо дороги и замерзающим портом может оказаться вполне «близко» (936 км). Вполне «близко» расположены приграничные города Китая. Еще недавно именно туда жители Хабаровска ездили на шопинг. Причем даже не в качестве «челноков», а просто за новой шубой или какими-то дамскими аксессуарами.

Сегодня шопинг в приграничье поменял направление, но поездки не прекратились. Едут отдохнуть, посидеть в ресторанчике, побыть без риска постоянных звонков на мобильный телефон. Такой ближний Китай есть для каждого города Юга Дальнего Востока. Там - вывески на русском языке, продавцы и портье в гостиницах тоже говорят на русском. Удобно. 

Для Благовещенска это Хэйхе, для Хабаровска – Фуюань, для Владивостока – Суйфэньхе. Недалеко и любимые пенсионерами региона курорты северного Китая. 

Им они уже давно отдают предпочтение перед местными курортами Шмаковкой и Кульдуром. Причина проста: условия лучше, цены, даже с учетом дорого юаня, ниже.

Все это «близко» еще и потому, что доступно по цене для большей части горожан. Оно не экзотика. Вот дальше возникают сложности. Даже «внутри» региона поездка в Петропавловск-Камчатский или в Южно-Сахалинск доступна далеко не всем. Дорого, сложно, неудобно. А главное, для подавляющего большинства населения южной части региона – непонятно, зачем.

Продолжение следует...

Леонид Бляхер

профессор, зав.кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, доктор философских наук

Источник: EastRussia






Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-237-81-99

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

© AIGER, 2017