Мы говорим вам правду. Вы решаете, что с ней делать.
Среда, 17 июля 2019
10 °C
Доллар 62.95
Евро 70.56

10 лет, изменившие все

  • Подготовил Петр Югов

Фото Расула Месягутова

«ВМ» начинает цикл эксклюзивных материалов о Магадане в 90-е годы

Длинное, но нужное вступление

Мы и не заметили, как прошли 25 лет со времен развала СССР. Удивительно, не правда ли? Для многих из нас 90-е годы – уже что-то далекое, память поблекла, а у моего поколения то время и вовсе прошло в детском сне. Что я помню из тех лет? Помню, как мать и отец пропадали на работе, чтобы прокормить нас с сестрой; папа еще таксовал вечерами, на то и жили. Зарплату родителям, как и всем, не платили по полгода-году. Запомнилась жареная картошка на ужин – блюдо, повторяющееся изо дня в день, огород, который кормил, отключения света и воды, бутылки с кипятком в постели, чтобы греться – топили плохо. Помню, как с дворовыми друзьями собирали металлолом и сдавали приемщикам. Мелькают в памяти городские праздники, День пива, В. И. Ленин на ныне соборной площади, начало строительства самого Собора. А в остальном было шальное, беззаботное детство.

Но сегодня, уже повзрослев, я решил выяснить, что же происходило тогда во власти, культуре, бизнесе, в быту простых людей. Ведь именно из 90-х вышла современная власть, устрой нашей жизни, там нужно искать и корни сегодняшних бед. Один магаданский журналист, живущий сегодня в Москве, недавно написал, что в роли историографа Магадана в 90-е он видит лишь Михаила Горбунова, который, к сожалению, умер 4 года назад, – известного в городе журналиста, одного из первых пиарщиков-«мордоделов», хранителя несметного количества компромата на всех и вся (надеюсь, отдельный материал будет о журналистике в 90-е). И, вероятно, он прав.

Правда еще и в том, что о Магадане в «лихие» почти нет информации ни в интернете, ни в печати. История сохранилась лишь в старых подшивках газет, да в памяти непосредственных участников чрезвычайно интересных, страшных, удивительных событий, происходивших тогда и определивших нашу жизнь сегодня. Поэтому мы, редакция «ВМ», открываем спецпроект «Магадан в 90-е», в рамках которого будем публиковать воспоминания, обзоры прессы, интервью с политиками, предпринимателями, творцами, преподавателями, золотопромышленниками, пережившими и «поднявшимися» в то время, чтобы кого-то познакомить, а кому-то напомнить о случившемся 25 лет назад. Во что в конце концов выльется проект, мы, честно, не знаем, но хорошо, если получится книга. Книга о 10 годах, изменивших все.

А начнем мы с власти и периода 91-96-го годов – времени правления первого губернатора Виктора Михайлова. Волею счастливого случая об этом самом жестком этапе истории 90-х нам рассказал магаданец Андрей Водолажский, который работал и в администрации Михайлова, был во власти при Цветкове, будучи помощником замгубернатора Александра Титкина. Не будем оттягивать, ему слово.

 

С приветом от комсомола…

– Во властные структуры я попал случайно. Никогда вопросы карьеры административной работы меня всерьез не интересовали. Все началось в 1987 году. Я работал тренером Детско-юношеской школы по лыжным гонкам, имел практику преподавания истории в одной из школ города и, как теперь говорят, не «парился». Но спортивная травма колена… на время надо было сменить работу. Как следствие предложение пойти на освобожденную должность секретаря комсомола Магаданского областного училища искусств, конечно же, и преподавательская работа и далее работа в горкоме, а потом и обкоме комсомола.

Многое, конечно, менялось в жизни старейшей молодежной организации. Ну вот для примера. В Магадане к началу 91-го года многие комсомольские работники и сами стали создавать коммерческие структуры и многие успешно в них работали и работают по сей день.

Кстати, даже одно из первых корейских кафе в г. Магадане «Ариран» на улице Портовой, д. 2 открылось при содействии Магаданского горкома комсомола. И таких примеров множество. Сейчас можно по-разному к этому относиться, но практически все первые видеосалоны, видеопрокаты, так скажем, – дело бывших комсомольцев. Торговля, создание кооперативов по оказанию различных услуг населению – тоже во многом их рук дело…

 

Она развалилась! А мы не заметили…

– Новость о том, что СССР больше не существует, я впервые услышал во время ремонта в квартире. В тот момент я еще работал в обкоме, было лето 91-го, август. Как раз с подругой мы покрасили полы и клеили обои, а по ТВ крутили «Лебединое озеро». Затем сообщили, что власть сменилась. Но для нас поклейка обоев было более значимым событием, и так было у многих. На обывательском уровне и о развале страны, и о референдуме за сохранение СССР поговорили и забыли на другой день. Новость Магадан воспринял не с ужасом, не с сожалением, просто никак. К тому, что республики разлетятся, мы были готовы еще в 1988–1989 годах, когда после первых демократических выборов в Верховный Совет о свободе и отделении заговорила Прибалтика. «Накрыло» позже, в связи с отделением Украины, Крымом, развалом армии, настигшим ощущением полной беззащитности, дестабилизации.

 

Как управлять, не знал никто

– После подавления путча ГКЧП в августе 1991 г. Ельцин провел реформу, исполнительные комитеты по всей стране были упразднены. Окончательно прекратили свою управленческую деятельность органы коммунистической партии. На смену им пришли администрации областей, республик районов и т. д. Главы администраций назначались лично Президентом РФ, и по его решению главой администрации Магаданской области стал Виктор Григорьевич Михайлов (подробнее о биографии Михайлова см. на сайте www.vmagadan.su).

Но меня эти процессы не очень интересовали, все же от административных дел, как я тогда считал, был далек.

Но как-то в конце декабря 1991 года мне позвонил помощник Н. П. Щербак, о которой я вспоминал только как об эпизоде моей жизни, и не более; она просила по возможности срочно подойти к ней на прием. Цели визита мне не разъяснили, и для себя я пошутил, что Нина Петровна хочет лично поздравить меня с наступающим Новым годом.

Вот так я впервые попал в святая святых советской жизни – приемную уже не существовавшего областного комитета КПСС, а ныне приемную администрации области, из которой выходило три двери в кабинеты с табличками: Глава администрации Михайлов Виктор Григорьевич; Первый заместитель Главы администрации Валерий Николаевич Глазатов; Заместитель главы администрации по социальной сфере Щербак Нина Петровна. Вот в последнюю меня и пригласили. И вот, 9 января к 8.30 утра я оказался в своем кабинете в должности консультанта службы социально-культурного развития администрации области.

По истечении уже многих лет могу с уверенностью утверждать, что администрация Магаданской области периода 1991–1996 гг., в хорошем смысле, была представлена чиновниками-государственниками, подготовленными, вышколенными, знающими свое дело администраторами. Это сам первый руководитель области В. Г. Михайлов, его заместители Валерий Николаевич Глазатов, Эдуард Вячеславович Лосинский, Нина Петровна Щербак, Лариса Ивановна Баранова, Рудольф Васильевич Силаев, Владимир Алексеевич Банин, главный финансист Светлана Афанасьевна Бекаревич, управляющий делами Богдан Владимирович Чайковский и многие другие.

Конечно, не все было идеальным. Мне известны как минимум два случая коррупции того периода. Один был связан с работниками Комитета сельского хозяйства администрации Магаданской области. А второй случился летом 1995 г. Формально уже после добровольной отставки глава Ольского района А. А. Буланов был обвинен в превышении должностных обязанностей (взятка) и осужден сроком на 7 лет.

Несомненно, в тех экономических и социальных реалиях было чрезвычайно сложно управлять этой, пусть уже и без Чукотки, но по-прежнему громадной территорией.

И в стране, и в регионах создалась ситуация практического «двоевластия». С одной стороны, существовали областные, краевые Советы народных депутатов, по вертикали подчиненные Верховному Совету России; с другой – был Президент Б. Н. Ельцин, которому подчинялись назначенные им главы администраций.

В столице бодались Президент России с Верховным Советом, в регионах – исполнительная власть зачастую конфликтовала с законодательной.

А самый важный момент был тот, что наша область – дотационная, зарплата, да и жизни людей зависели от федерального центра и денег оттуда. Нужно понять, что когда рухнул СССР, все, что касалось недропользования, «социалки», дорог, ЖКХ и прочее, начало резко угасать. Дорожники, энергетики, банки стали сами по себе, в золотодобычу просачивался криминал. «Посыпались» многие предприятия и учреждения, как следствие – новое явление современной жизни – массовая безработица.

Люди не знали, куда деться, как жить, на что надеяться, люди растерялись. Начались задержки зарплаты, у стен администрации области и мэрии стали в массовом порядке проводиться протестные митинги бюджетников, суициды уже никого не удивляли.

В городе появились стихийные барахолки, когда бывшие работники социальной сферы и рухнувших предприятий, дабы обеспечить себя средствами существования, в одночасье стали «челноками». Все было просто организовано. На улицах города просто ставили спальные раскладушки, и на них выкладывали китайский, реже турецкий ширпотреб. Одна из первых центральных барахолок какое-то время функционировала прямо на площади Горького, где еще до того недавно проходили демонстрации советских трудящихся по случаю 1 мая и 7 ноября.

Сейчас мало кто помнит, но как-то летним днем 1992 г. один «сумасшедший», как тогда говорили, рвался на прием к мэру города Г. Е. Дорофееву, но охрана волей случая его не пустила… а через какое-то время (был обед) он то ли случайно, то ли намеренно подорвал себя в сквере возле памятника «Узел Памяти». Остатки его тела разметало по всей территории сквера. Слава богу, никто больше не пострадал.

А эпопея с заграничной гуманитарной помощью. Это можно отдельной главой написать. Весной с подачи Министерства сельского хозяйства и торговли США и при поддержке Правительства РФ в регионы стала поступать гуманитарная помощь. На первых порах это было детское питание, которое мы распространяли через молочные кухни и иные структуры органов соцобеспечения. Каждая баночка, каждый пакетик был, что называется, строгой отчетностью. Не дай бог случаи хищений – головы бы полетели с работников администраций.

Кстати, первая партия гуманитарной помощи была с помпой доставлена в Магадан с Аляски. В начале лета 92-го с усиленными мерами безопасности на взлетную полосу Аэропорта-56 км приземлился тяжелый военно-транспортный самолет ВВС США С-130 Геркулес с детским питанием на борту. А потом не один месяц я и другие работники администрации вместе с иностранными представителями «колесили» по всем поселкам Колымы, обеспечивая доставку этой помощи. Сейчас это кажется чем-то нереальным.

Еще один эпизод из социальной жизни города связан с Магаданским драматическим и музыкальным театром. К началу 90-х годов (точно иллюстрация ко всеобщему развалу) здание этого театра пришло в аварийное состояние, и встал вопрос о его сносе, а труппу предполагалось разместить в здании Дворца культуры профсоюзов (ныне – Муниципальный центр культуры).

 

Кризис. Начало

– При административной системе управления все как-то было проще и суровее: слово секретаря обкома партии было прямой установкой к действию. Пришедшая ей на смену система предполагала поиск компромиссов между всеми субъектами управления и хозяйствующими субъектами.

В целях организации управления территорией в новых условиях было принято решение о создании ряда коллективных совещательных органов.

Первым органом, который бы координировал работу администраций районов, мэрии г. Магадана, стал Совет территорий. В его состав входили главы администраций районов и мэр Магадана. Вторым, объединившим основные хозяйствующие структуры и органы власти, был Экономический совет. В его составе были представлены первые руководители основных экономико-образующих структур. Третьим коллективным органом управления стал Кадровый совет, обеспечивающий кадровую политику в регионе. В его состав в том числе вошли областной прокурор, начальник УВД области, начальник налоговой полиции, председатель областной Думы. Предполагалось, что деятельность этого коллективного совещательного органа будет препятствовать проникновению во властные структуры и в иные областные ведомства и организации криминала. Все эти коллективные органы управления возглавлял глава администрации области.

Конечно же, большинство рассмотренных и принятых этими органами решений в итоге оформлялось распоряжениями и постановлениями главы администрации, но с учетом предложений и мнения большинства участников процесса.

К октябрю 93-го конфликт между Президентом РФ и Верховным Советом РФ, как известно, закончился фатально. И, естественно, все понимали, что в ближайшее время поступят указы президента о роспуске региональных Советов народных депутатов. Я в то время уже был в должности начальника организационного отдела. И хорошо помню, когда в большом зале администрации на 4-м этаже перед собравшимися депутатами выступил В. Г. Михайлов. Он просто в соответствии с Указом Президента РФ зачитал свое Постановление о роспуске областного Совета. Потом подозвал меня к трибуне, отдал этот документ, сказав при этом: «Ну ты знаешь что с этим делать…» Было как-то неловко, часть из депутатов работала на профессиональной основе, а аппаратные работники… со многими я работал и, как уже говорил, учился у них. Теперь же надо было принимать дела и опечатывать кабинеты. Это был первый – один из трех за все время работы в администрации – тяжелых моментов для меня лично.

В зале, когда В. Г. Михайлов зачитывал документ о роспуске Облсовета, я впервые увидел В. И. Цветкова. Он был недавно доизбран по одному из округов вместо выбывшего депутата. Он сидел за моей спиной, и мне запомнилась его «шедевральная» фраза: «Это черевато о том!..» Уже в те годы Валентин Иванович хорошо знал: большая стройка – большие возможности. С экрана телевизора он говорил о необходимости строительства завода по производству аккумуляторов.

Далее настал очередной переходный период, связанный с выборами в Госдуму и Совет Федерации. Как известно, первый состав Федерального собрания РФ был переходным, избирался сроком на 2 года.

Администрацией было принято решение, что на выборах в Госдуму будет поддержан Евгений Михайлович Кокорев – руководитель только что созданного на базе Магаданского государственного педагогического института Международного педагогического университета. Он в итоге и стал депутатом Госдумы первого созыва.

А на выборах в Совет Федерации РФ будет баллотироваться В. Г. Михайлов. Глава региона в итоге на выборах занял третье место. Членами верхней палаты Федерального Собрания РФ от Магаданской области стали оппоненты действующей власти – В. И. Цветков и М. А. Шляпин.

По большому счету эти результаты в части победы В. И. Цветкова и М. А. Шляпина меня мало удивили. Действующую региональную власть в период экономического развала, неразберихи, потери ориентиров, обнищания людей – что, поддержали бы?! Город Магадан еще более или менее стабильно жил, а в районах Колымы, мягко говоря, не жили, а выживали. И будь В. Г. Михайлов хоть «золотым» руководителем, «голодный желудок» будет голосовать хоть за криминал, лишь бы обещал светлое будущее. Виктор Григорьевич никогда попросту ничего никому не обещал.

Все по В. И. Ленину. Это был первый «звонок» для региональной власти – показатель отношения к ней людей.

В. Г. Михайлов как мог пытался, имея партийную закалку и кадровый состав, удержать ситуацию в руках. Но без денег из центра, в условиях острого кризиса, это не всегда удавалось, особенно в районах. Показателен пример заморозки поселка Ягодное в 1994-м. Котельная рухнула, ни о каком тепле, горячей и холодной воде не могло быть и речи – трубы переморозило. В квартирах стояли буржуйки, нечистоты сливали на улицу, летом ждали эпидемию, но обошлось. И хоть к лету удалось закончить восстановительные работы, это не прибавляло плюсов администрации области, за окнами появились массы обозленных людей, ненавидевших власть. Одновременно рос уровень и влияние криминалитета, представители которого желали снять или заменить губернатора. А сделать это было довольно легко, ведь постепенно внедрялась система выборности губернаторов.

 

В 1995 г. – выборы в Госдуму второго созыва. Мы пытались переломить ситуацию и выдвинули кандидатом на выборах Н. П. Щербак от партии «Наш дом Россия» (создавалась как политическая поддержка курсу правительства Виктора Степановича Черномырдина. В каком-то смысле предшественник «Единой России»). Но результат был прежним – протестным отношением людей к действующей исполнительной власти. Депутатом Госдумы РФ второго созыва стал В. И. Цветков.

Все это очень настораживало. На следующий год предполагалось проведение первых выборов губернатора Магаданской области.

 

Пледы для ветеранов

– Но сначала хотел бы немного рассказать о В. Г. Михайлове и о том, что он делал. Для меня руководителя лучше и опытнее его не было на Колыме.

Сделаю лирическое отступление. 1995 г. – год золотого юбилея Победы в Великой Отечественной войне. Надо было  провести праздничные мероприятия, хоть как-то поддержать и поздравить ветеранов. Нашли средства, в Корее была закуплена большая партия красивых пледов. Это сейчас кажется несерьезным и мелочным, но тогда даже такой жест требовал много усилий и денег, которых не было.

Плед тогда получил каждый ветеран, их развозили по домам и квартирам. Еще один интересный момент для того сложного времени: нашли средства для выпуска юбилейных серебряных медалей к 50-летию Победы и также вручили их ветеранам. Н. П. Щербак вела рабочую группу по подготовке к празднованию Победы, а эскиз медали выполнил заслуженный художник Владимир Николаевич Мягков.

А в 1996 году, опять же, несмотря на отсутствие денег, у администрации области получилось почтить память людей, отбывавших срок в ГУЛАГе, – открыли памятник «Маска Скорби». В тот же период в администрации шла работа по написанию «Книги памяти», где бы поименно были перечислены люди, сидевшие здесь с максимальной информацией о каждом. Казалось бы, когда людям есть нечего, какая «Книга памяти»? Но она была написана.

В тот же период администрация В. Г. Михайлова добилась выделения «золотого кредита» – эквивалента стоимости 20 тонн золота, чтобы подержать золотодобывающую отрасль. Началось строительство перспективного рудника «Кубака». В перспективных планах той администрации было и создание Особой экономической зоны на территории области. Открылось первое предприятие по глубокой переработке морепродуктов.

 

Цветков vs Михайлов

В августе 1996 года В. Г. Михайлов обратился с письмом к Президенту РФ с просьбой о проведении первых выборов губернатора Магаданской области. Выборы были назначены на 3 ноября. Выдвижение В. Г. Михайлова кандидатом на выборы губернатора состоялось в сентябре в г. Сусумане на всеобщем собрании руководителей золотодобывающих предприятий ОАО «Сусуманзолото», тем самым демонстрировалась поддержка нашему кандидату основной отраслью экономики. По долгу службы я был в составе выборного штаба В. Г. Михайлова, которым руководил Э. В. Лосинский. В эту группу была собрана мощная команда, да и финансовый ресурс был серьезным. Естественно, был задействован весь административный ресурс. Но я тогда уже понимал, что наши шансы 50/50, раздражение людей социально-экономической ситуацией зашкаливало. Еще раз подчеркну: область плотно сидела на дотациях из федерального бюджета. Москва могла (что, собственно, и было сделано) вовремя не дать финансирование, и ситуация в регионе резко обострялась – вот вам и рычаг влияния на итоги выборов…

Но тем не менее результаты голосования на выборах губернатора Магаданской области: г. Магадан: В. Г. Михайлов – 49,86%; В. И. Цветков – 36,42%.

Еще в Северо-Эвенском районе победу также одержал В. Г. Михайлов. В остальных районах голосование было за В. И. Цветкова. В целом по области: В. И. Цветков – 45,96%; В. Г. Михайлов – 41,31%.

 

Губернатора «слила» Москва?

– Позже я много думал о проигрыше В. Г. Михайлова и пришел к выводу, что от него «отказалась» Москва. Главной задачей губернатора во время всех поездок в столицу, где он неделями бывал в коридорах финансовых органов и в аппарате администрации президента, было «выбивание» денег на «социалку». Но вышло так, что перед выборами денег не дали. Вероятно, в структуры, которые имели влияние на эти процессы, ставку там сделали на В. И. Цветкова. Догадка подтвердилась, когда во время периода передачи власти меня пригласили как начальника орготдела на прием к новому губернатору. В тот период ему отвели кабинет Н. П. Щербак. Валентин Иванович хорошо, естественно, выглядел. В кабинете вместе с ним находился его помощник бывший журналист ВГТРК, мною хорошо знакомый В. А. Иванов. Считается, что именно он был главным «мордоделом» во всех избирательных кампаниях В. И. Цветкова 1993–1996 гг. Хотя это спорно, потому что я знал и других. Там же был и Павел Лысов, бывший магаданский журналист газеты «Магаданский комсомолец», впоследствии депутат «расстрельного» Верховного Совета РФ, а в данном случае представитель Администрации Президента РФ. Все паззлы сошлись, и я понял, что в Кремле на выборах поддержали В. И. Цветкова.

От имени Валентина Ивановича П. Лысов предложил мне остаться работать, но я отказался, решив уйти вместе с командой В. Г. Михайлова.

В последний свой рабочий день вечером, когда Виктор Григорьевич еще имел право подписывать документы, я зашел в приемную. В. Г. Михайлов встретился на пороге уже одетым, но разделся и позвал меня внутрь своего кабинета. Он прочитал подготовленное мною распоряжение о моей добровольной отставке и спросил, понимаю ли я, что с работой теперь будут проблемы. Я сказал: «Да». – «Может, ты и прав», – ответил он, а затем добавил: «Ты не представляешь, Андрей, какие испытания ждут нашу область».

Вот так, как мне казалось, навсегда, закончилась эта история. Это был второй тяжелый момент за время работы в администрации.

Но, как всегда, в моей жизни, случайно, осенью 1997 г. я вернулся работать в администрацию. Уже в другом качестве и статусе. Но это, ели будет интересно, другой рассказ.

 

Справка «ВМ»

Андрей ВОДОЛАЖСКИЙ-КОЛЕСНИКОВ родился в Магадане 1964 г. Окончил Магаданский государственный педагогический институт (история) 1987 г., Академию управления при Президенте РФ (г. Москва) (социальное управление) 1995 г. Работал в Администрации Магаданской области: консультантом службы соцразвития (январь 1992 г. – май 1993 г.), начальником орготдела (май 1993 г. – ноябрь 1996 г.), помощником замгубернатора (сентябрь 1997 г. – октябрь 1999 г.).

Голодовка учителей из-за невыплаты зарплат в арманской школе, 1998 г.Приезд Президента Бориса Ельцина в Магадан, апрель 1993 г.

Митинг за отставку президента Бориса Ельцина, 1993 г.

Дикая барахолка на улице Карла Маркса, 1993 г.

Возвращение Александра Солженицына в Россию из США через Магадан, май 1994 г.Недостроенное здание Дома Советов, 1987 г.


Загрузка...




Независимый информационный портал

Телефоны редакции: 

8-924-851-07-92

8-964-455-27-32

Почта: 

vesmatoday@gmail.com


Яндекс.Метрика

© AIGER, 2017